Христианская поэзия Каролингского Возрождения

Ветвистое древо. Логотип
Помочь сайту

Журнал Наш Манифест Музеи Партнёры Услуги




Журнал » Оригинальные аналитические статьи

Христианская поэзия Каролингского Возрождения


Фигура XVIII (De Laudibus sanctae crucis, ms. 652 f. 33v, de Rabán Mauro, siglo IX, Oesterreische Nationalbibliothek, Viena) из книги [15], источник.
Во второй половине VIII в. на обломках государства Меровингов образуется империя Каролингов, которая, несмотря на свое непродолжительное существование, определила направление развития западноевропейского Средневековья. Более того, именно этот период, а не захват варварами Рима в 476 г., считают началом Средневековья некоторые исследователи[1].

Поскольку Карл Великий задумал восстановление Римской империи, а его государство было конгломератом очень разных народов, не имевших единой культуры, единого языка и единой экономики, возникла необходимость в формировании универсальной культуры как некоего объединяющего начала. Для выполнения этой задачи при дворе в Ахене была создана Академия.

К началу VIII века в западной Европе исчезли светские школы, и как следствие, миряне стали неграмотными, а разговорный латинский язык огрубел и фактически распался на ряд диалектов. Падение уровня образованности было ужасающим, даже значительная часть клира мало отличалась от мирян. Для исправления сложившейся ситуации по велению Карла Великого начали собирать рукописи, а во время своего третьего похода в Италию 787 г. король вывез оттуда учителей грамматики и счисления и взялся за обустройство школ[2]. В империи создается больше количество скрипториев, где переписываются рукописи:

Нет благородней труда, чем работать над книгой святою.
(Алкуин. Надпись на помещении для переписывания книг. Пер. С. С. Аверинцева)

Однако не стоит преувеличивать рост образованности в ту эпоху, ибо он касался не очень широкого круга людей: например, один из наиболее ярких памятников каролингской историографии «Деяния императора Людовика» хорепископа Тегана, несмотря на знатность происхождения автора, тем не менее содержит изрядное количество ошибок и уже современникам этот труд казался скорее правдивым, нежели изящным[3].

Поскольку местных кадров не хватало, Карл Великий приглашал ученых людей отовсюду: из Италии, Испании, Ирландии и Англии. Именно из Англии прибыл Алкуин (или Альбин) — руководитель придворной школы в Ахене, блестяще образованный человек, писавший труды на самые разные темы (в частности, он является автором знаменитой задачи о волке, козе и капусте), обладавший, помимо всего прочего, выдающимися организаторскими способностями[4], и именно труды англосаксонского монаха Беды Достопочтенного послужили образцом  для писателей  описываемого периода[5].

Существенной особенностью Каролингского Возрождения является то, что в отличие от более позднего итальянского Ренессанса, оно было христианским по духу: в частности, в поэзии это проявилось в том, что поучительные послания писались преимущественно на богословские темы[6]. На деятельность творцов той эпохи оказали значительное влияние идеи Августина Блаженного о граде Божьем, и в этой связи королю отводилась особая роль: он должен вести свой народ к спасению, а идеал благочестивого правителя, по мнению поэтов того времени, проявился в лице каролингских императоров:

Надо ль дивится тому, что Пастырь Предвечный такого
Пастыря в мире избрал, стадо свое охранять.
(Теодульф. Послание к королю. Пер. Б. И. Ярхо)

Зиждет строенье свое Давид на камне высоком.

(Ангильберт. Эклога к королю Карлу. Пер. М. Л. Гаспарова. Давид — академическое прозвище Карла Великого)


Неправедных же правителей ждет страшная участь:

Истинно, встарь Антиох с фараоном,
Ирод вместе с презренным Пилатом
У
теряли непрочные царства,
С присными вглубь Ахерона низверглись.
(Седулий Скотт. О дурных правителях. Пер. Б. И. Ярхо)

Основными источниками вдохновения для поэтов с одной стороны были Св. Писание и Отцы Церкви, с другой — античная культура, и здесь особо следует выделить Вергилия, единственного языческого поэта, которого неукоснительно изучали в Средние Века, несмотря на то, что некоторыми высказывалось суждение, будто он — обитатель преисподней (видение Эрменриха из Эллвангена)[7].
Достижения античности, с одной стороны, высоко ценились, с другой — вызывали отторжение (важно отметить здесь то, что с язычеством, бытовавшим тогда у ближайших соседей (германцев, славян), связывалось представление о безнравственности, нечистоте, отсутствия порядка и т.п.):

Знаю, в писаньях у них легковесного вздора немало
(Теодульф.
О книгах, которые я любил читать, и о том, как выдумки поэтов мистически толкуются философами. Пер. М.Л. Гаспарова)

 Преклонение перед классикой доходило до того, что в стихах христианских поэтов Господь называется Громовержцем, небо — Олимпом, и т. д.:

Богу, Владыке Громов, за меня помолись милосердно.

(Алкуин. Храбану Мавру. Пер. М. Р. Ненароковой)

Впрочем, подобные обороты не являются «изобретением» Каролингского Возрождения, и их использовали христианские поэты предыдущих эпох, в частности, Венанций Фортунат[8].


Третьим источником вдохновения, оказавшим не очень сильное влияние, было народное творчество: так, «Плач о Карле», сочиненный с использованием аллитераций, возможно, имел германский или романский прототип[9], а одно из самых популярных произведений средневековой латинской литературы — поэма «Вальтарий», по содержанию представляет собой германский фольклор эпохи переселения народов, написанный, тем не менее, в формах, присущих классической латинской поэзии [10]. В «Вальтарии» автор с большим искусством описывает взятие в заложники легендарным Атиллой знатных молодых людей, их жизнь при его дворе, последующие бегство из плена, битвы и возвращение на родину. В первом сражении по пути домой главный герой Вальтер, победив своих врагов упав на землю возносит молитву о своих неприятелях:

Я умоляю смиренной душой благого владыку,
...
Пусть я этих людей повстречаю в небесном жилище!
(Пер. М. Л. Гаспарова)

Такое поведение воина составляет разительный контраст с действиями язычника в аналогичной ситуации.

Времени Каролингског Возрождения также принадлежит первое видение, переложенное на стихи: «Видение Веттина», записанное Хейтоном. Несмотря на возвышенный тон, прозаическое произведение, видимо, показалось автору недостаточно хорошим, и было отправлено Валахфриду Страбону (Страбу) для переложения его на стихи [11].

Также представляет интерес поэзия Дуоды, графини Септиманской, первой женщины — поэта в новоевропейской литературе. В ее книге «Наставительная книга Доданы, которая она посылает сыну своему Вильгельму» (впрочем, написанной прозой на народной латыни с большим количеством ошибок) имеются несколько вставленных стихов, в ней она обращается к своему старшему сыну, насильно с ней разлученному. Любопытен ритм стихотворений, не имеющий аналогов в современной Дуоде поэзии: вероятно, в нем отразилось стремление передать на латыни ритм родного ей готского стиха, о котором на сегодняшний день мало что известно[12]. Она наставляет сына:

Потщись читать живое
Слово Господне,
С прилежанием Святое
П
омня учение.

Всех выше Господа Бога
В
сем своим сердцем,
Разумом острым,
Силами всеми
Бойся с любовью
(Пер. Б. И. Ярхо)

Последней крупным представителем Каролингского Возрождения был Ноткер Заика, главным вкладом которого является разработка жанра секвенций, являющемуся важным достижением каролингских поэтов. Мелодии к своим секвенциям (считается, что их 50) писал сам, более того, он составил краткий учебник музыки [13]. Впрочем, он был не только поэтом-теологом, но и поэтом-комиком (по классификации Храбана Мавра[14]), так как иногда сочинял иронические стихи.

Алкуин познакомил с фигурными стихами франков, и когда возникла необходимость на соборе отвергнуть еретические взгляды, Храбан Мавр пишет трактат из двух книг «Похвала святому Кресту» в этой форме. Для это он избирает жанр, названный им «двойное перо» (парафраз, со времен античности тесно связанный с обучением латинскому языку и риторике). Первая из книг состоит из пролога, введения и 28 «фигур». «Фигура» является миниатюрой с фоном из стихов, к каждой написано «объяснение», представляющее собой богословский комментарий к стихотворению. Вторая книга состоит из введения и прозаических глав, соответствующих стихотворению-«фигуре» из первой книги[15].

Фигура VIII (Carmen VIII) из книги [15], источник.
Фигура XV (Carmen XV) из книги [15], источник.

Эпоха Каролингского Возрождения была непродолжительной, но оставила яркий след в истории: если поэты того времени использовали большое количество метрических размеров, то латинская поэзия не смогла уже вернуться к этому уровню в течение всех Средних Веков[16], а расцвет григорианского хорала приходится именно на этот период [17].

 

Литература


1. Империя Карла Великого и Арабский халифат. Конец античного мира. А. Пирен. Пер. с англ. канд. ист. С. К. Меркулова. М.: ЗАО Центрполиграф, 2011.
2. Лекции по истории западно-европейского Средневековья. Спасский. А. А. - СПб.: Издательство Олега Абышко, 2006. С. 160.
3. Теган. Деяния императора Людовика. Пер. с лат. и комм. А.И. Сидорова. - СПб.: Алетейя, 2003. С. 145,146.
4. Карл Великий. А. Левандовский, М.: Молодая гвардия, 1999. С. 94,95.
5. «Новое солнце на Западе»: Беда Достопочтенный и его время. В. В. Зверева. - СПб.: Алетейя, 2008. С. 89.
6. Памятники средневековой латинской литературы VIII-IX века. / Отвд. ред. М. Л. Гаспаров; Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького РАН. - М.: Наука, 2006. С. 17.
7. Каролингская эклога: теория и история жанра. М. Р. Ненарокова. М.: ИМЛИ РАН, 2012. С. 59.
8. Венанций Фортунат. Избранные стихотворения. / Пер лат., вст. статья, комментарии Р. Л. Шмараков. М.: Водолей, 2009. С. 29.
9. Лирика. Генезис и эволюция. / Сост. И. Г. Матюшина, С. Ю. Неклюдов. М.: РГГУ, 2007. С. 91.
10. «Двойной венец»: Эпос и драма латинского Средневековья в переводах М. Л. Гаспарова / Сост. М. Л.Андреев. М.: РГГУ, 2012. С. 19.
11. Памятники средневековой латинской литературы VIII-IX века. / Отвд. ред. М. Л. Гаспаров; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького РАН. - М.: Наука, 2006. С. 335, 337.
12. Там же, с. 350.
13. Там же, с. 417,418.
14. Европейская поэтика от античности до эпохи Просвещения: Энциклопедический путеводитель. - М.: Издательство Кулагиной — Intrada, 2010. С 101.
15. Стих и проза в европейских литературах Средних веков и Возрождения /[отв. ред.  Л.В. Евдокимова].; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького РАН. - М.: Наука, 2006. С. 58-61.
16. Поэзия Каролингского Возрождения / Пер. с лат., введ. и коммент.  Б.И. Ярхо; публ. О.В. Смолицкой. М.: РГГУ, 2010. С. 53-58.
17. Мировая музыкальная культура. / Акопян К.З., Ильичева Н. И., Чершинцева М. А. - М.: Эксмо, 2012. С. 157.

Опубликовано с разрешения автора.

Григорий Светлицкий.



Опубликовано 19 мая 2013 года.
 
 



Уважайте авторов, не копируйте матриеал без ссылки. Майкл Студиос 2007—2016. Правила публикации наших материалов. Изложить свои мысли