Синесий Киренский и его время

Ветвистое древо. Логотип
Помочь сайту

Журнал Наш Манифест Музеи Партнёры Услуги




Журнал » Оригинальные аналитические статьи

Синесий Киренский и его время


В конце IV — начале V в. некогда могущественная Римская империя переживает упадок. Античная цивилизация в кризисе. Феодосий I Великий (379—395), последний правитель единой Империи, на смертном одре делит ее на две части: восточную часть (которую спустя столетия станут называть Византией) отдает своему старшему сыну Аркадию (395—408), а западную — младшему Гонорию (395—423). Связь двух частей державы становится все более слабой, тем не менее идея единства оказывается весьма живучей, что уже в IV в. находит свое отражение в реставрационной политике Юстиниана Великого (527—565). Несмотря на наличие двух правителей, сама Империя воспринимается единой: в частности, законы нередко издавались от имени обоих императоров.

Великое переселение народов в II—VII вв. кардинальным образом изменило этнополитическое положение на территориях Европы, Азии и Северной Африки. Если раньше взаимодействие варварства и античной цивилизации происходило в приграничных областях, то теперь оно достигает максимума. Одной из причин грандиозной миграции различных племен была кризисная демографическая ситуация в Римской империи, о чем свидетельствуют данные о способной носить оружие части общества. Еще во II в. Полибий писал:

«В наше время всю Грецию постигло неплодие и вообще скудость населения, вследствие чего и города запустели, и произошли неурожаи, хотя не было у нас ни продолжительных войн, ни заразительных болезней... Когда люди утратили простоту и сделались любостяжательными и расточительными и перестали вступать в брак, а если вступали, то с тем, чтобы не иметь больше одного или, в крайнем случае, двух детей, чтобы оставить им значительные богатства и воспитать их в роскоши, — вот при каких условиях постепенно усилилось бедствие».

Империя, с трудом сдерживающая натиск варваров, начинает нанимать их на службу в качестве федератов, но порой союзнические отношения переходят в военные действия друг против друга. Если Восточная часть государства оказывается более устойчивой, то на Западе идет распад власти. Иногда варварские воины участвуют в междуусобицах: так, Феодосий с помощью готов в Паннонии разбил войска узурпатора Максима, этот же император позже низложил узурпатора Евгения, причем в борьбе с ним он опирался помимо римских легионов на войска под командованием вандала Стилихона.

В это непростое время жил Синесий (Синезий) Киренский. Он родился в древней аристократической семье между 370—375 гг. в Кирене (Киренаике) — греческой колонии, основанной выходцами из Спарты (сам Синесий вел свое происхождение от Еврисфена). Кирена при Птолемеях была объединена с другими четырьмя городами (Птолемаида, Аполлония (Фикунт), Тевхира, Евгесперида (Береника) — в наст. время Бенгази) в пятиградье (Пентаполь) и впоследствии стала византийской провинцией. Родина Синесия дала миру философа Аристиппа, поэта Каллимаха, ученого Эратосфена. Синесий был воспитан в классических традициях и получил образование вместе со своим братом Евоптием в Александрии у Гипатии в духе неоплатонической философской школы, где глубоко изучил философию, математику и астрономию. Благодаря образованности, родовитости и своим способностям он выдвинулся на одно из первых мест в Пентаполе.

Во время правления Аркадия Синесию было поручено посольство в Константинополь для улаживания некоторых вопросов. Он прожил в столице три года (399—402 гг.), где попал в кружок философа Троила, куда входили представители знати. Дождавшись аудиенции у императора, он произнес свою знаменитую речь «О царстве», в которой нашли отражение умонастроения круга Синесия. Кроме того, данный памятник ораторской мысли является ярким свидетельством положения дел в Империи.


На иллюстрации - мраморное основание Египетского обелиска в Константинополе (юго-восточная грань). 390 г.


Философ сначала сообщает о бедствиях своей родины, но затем переходит к рассуждениям о том, каким должен быть правитель. Императору, по мысли оратора, следует упражняться в добродетели, а также заботиться о своих подданных, и в случае необходимости быть готовым пострадать за них. Таким образом, власть императорская рассматривается как служение, и тем она отличается от тиранической. Государь должен уметь владеть собой и не поддаваться страстям, т. е. быть «царем над самим собой». Императору следует советоваться с приближенными и друзьями, но в то же время ограждать себя от лести и театральной пышности. Если властитель владеет оружием, занимается воинскими упражнениями вместе со своими солдатами, то его подданные ему преданы.

К концу IV в. проблема пришлых народов встала особенно остро, и Синесий, рассуждая о текущем положении дел в государстве, затрагивает эту тему с антиварваских позиций: фраза «их нужно удалить из всех учреждений» весьма показательна. Выступая против иноземцев, оратор доходит даже до того, что называет Крикса и Спартака «очистительными жертвами за римский народ в амфитеатре». Что характерно, Синесий также противился тому, чтобы его родной город охранялся в том числе и варварами, из-за чего по этому поводу у него возник конфликт с Юлием, что отражено в его переписке со своим константинопольским другом Пилеменом.

По мнению оратора, император также не должен забывать и о гражданском населении: не истощать его поборами, не позволять своим воинам притеснять его. Чиновников следует избирать из людей достойных, и через них заботиться обо всем.

Как у истинного представителя классической эллинской мысли, у Синесия в его речи часто встречаются отсылки к классикам древнегреческой культуры (Платона, Аристотеля, Эсхила, Еврипида, Гомера, Гесиода и др.), и он, «как бы желая воздвигнуть прекраснейшую статую», рисует образ идеального императора-философа.

Следует отметить, что некоторые части из описываемой речи могли быть расценены как бестактность по отношению к первому лицу государства, но, по всей видимости, оратор чувствовал поддержку определенного круга константинопольской знати. В это время при дворе были сильны антигерманские настроения: дело в том, что Империя была наводнена чужеземцами, причем они проникли даже в институты высшей власти. Среди германцев особенно следует выделить готов, сыгравших большую роль в истории и культуре: в рассматриваемый период их влияние на процессы в государстве было довольно значительным, а древнейшие германские литературные памятники имеют готское происхождение.

В дошедших до нас письмах Синесия (около 170) нашло отражение разрушение античной цивилизации, причем речь идет как о культуре, так и о государстве. Побывав в Афинах, в одном из своих писем брату он сообщает следующее:

«Ничего в Афинах нет, кроме прежней славы их имени».


В этом прославленном древнем городе философ находит лишь следы былого величия, и даже софисты собирают вокруг себя людей, прельщая их не речами, но угощая их медом. Но и сам Пентаполь приходит в упадок, и Синесий вынужден закупать обувь и одежду у торговца из Афин, а другие вещи в Александрии.

Несмотря на отказы и колебания философа-неоплатоника Синесия, жители Птолемаиды избирают его епископом христианской общины (в то время это означало, что он становится главой епископов метрополии), но помимо церковной службы ему приходится организовывать оборону от кочевников (племена авсуриан и макетов), о чем он пишет брату:

«... я должен оплакивать беды каждого жителя и должен каждый месяц, иногда по многу раз, участвовать в военных схватках, словно я прислан сюда в качестве наемного солдата, а не для того, чтобы творить молитвы».


Варвары были не очень хорошими воинами, но их успехам способствовало неважное состояние имперской армии и администрации. Синесий организует ополчение и за свой счет снабжает его оружием, организует ночные караулы и утренние разведки. В полном трагизма письме епископу Феофилу говорится:

«... все погибло, все уничтожено; только города еще держатся, то есть держатся сейчас, когда я пишу это письмо...»


Церковное и общественное служение дается Синесию нелегко, к тому же умирают все его дети, и это накладывает свой отпечаток на эпистолярное наследие философа, о чем красноречиво свидетельствуют строки из послания Гипатии:

«... словно какой-то поток обрушился на меня — и исчезла сладость жизни. Если бы мне умереть или перестать вспоминать о могилах моих сыновей!»


По письму Олимпию, обучавшемуся вместе с Синесием у Гипатии, видно, как вступает в конфликт классические философские представления и епископское служение:

«... я предпочел бы вынести сколько угодно смертных мук, лишь бы не быть епископом... я буду поступать так, пока не пойму до самой глубины, какова природа этого служения; если можно выполнять его, не уклоняясь от философии, то я возьму его на себя.»


Тем не менее, Синесий признает, что служение возложено на него свыше, и надеется, что оно будет не уходом от философии, но восхождением к ней. Старый мир, со всеми его выдающимися достижениями, на которых воспитан мыслитель, разрушается на его глазах, и на смену ему приходит новый, и части обоих из них то гармонично уживаются, то вступают в противоречие между собой в его душе.

В одном из писем Синесий, наблюдавший за земледельцами-простолюдинами в своем деревенском имении, сообщает любопытные подробности сельской жизни того времени: быт патриархальный, люди в глуши были настолько ограничены, что им не верилось в то, что море может давать пропитание, большинству не было известно имя императора, хоть они и платили ему налоги, но при этом не наблюдалось недостатка в продовольствии, оливковое масло производилось настолько жирное, что могло использоваться для горения и т. д.

Еще одно интересное свидетельство о представлениях знати дает письмо Синесия Евоптию, с которым связан такой случай: философ хотел отправится к брату, но все лошади, ослы и мулы были в это время на пастбище, и тогда он решил идти пешком, но родственники не дали ему это сделать, поскольку для знати путешествие пешком считалось недостойным. Синесию пришлось отправить письмо.

Борьба епископа Птолемаиды с президом (гражданским губернатором) Андроником демонстрирует еще одну сторону провинциальной жизни Империи того времени. Андроник, интригами и деньгами получил высокий пост, не гнушался использования самых бесчестных способов добиваться своих целей. На презида поступают многочисленные жалобы, но обращение Синесия к Троилу не приносят результата, тогда Синесий решает действовать самостоятельно: на поместном соборе он отлучает Андроника от Церкви. Поскольку чиновник раскаялся, отлучение было отменено, но он опять взялся за старое: один из представителей знати умер под пытками, вследствие чего Андроник был отлучен вновь и на этот раз сам подвергся преследованиям.

Эллинистические влияния хорошо прослеживаются в гимнах Синесия, когда он для воспевания Бога хочет использовать дорийский лад, который в древнегреческой культуре предназначался для серьезной музыки. Из 10 гимнов, написанных философом (по большей части в Александрии), первые 4 сложены до принятия христианства, остальные — после крещения, и в них также прослеживается слияние языческих и христианских мотивов. Так, в пятом и девятом гимне для восхваления Христа используется такие обороты:


«Для тебя коней зари
Гонит по небу Титан»

«Облеченный в смертную плоть,
Ты под землю в Тартар проник»



Вместе с этим, в стихах Синесия звучат уже вполне христианские мотивы, например, в первом гимне утверждается, что благочестие выше «красоты, богатства, славы» и т. д.

Акты Эфесского церковного собора содержат подписи епископа Евоптия, но идет ли речь о брате Синесия, не известно.


Литература

1. Острогорский Г.А. История Византийского государства / Пер. с нем.: М.В. Грацианский; ред.: П.В. Кузенков. — М.: Сибирская Благозвонница, 2011.
2. Успенский Ф. И. История Византийской империи. Периоды I—III. - М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2013.
3. Буданова В. П. и др. Великое переселение народов: Этнополитические и социальные аспекты / В. П. Буданова, А. А. Горский, И. Е. Ермолова; отв. ред. А. А. Горский. — СПб: Алетейя, 2011.
4. Синезий Киренский. О царстве. / Пер. М. В. Левченко. // Византийский временник. 1953. Т. 6. С. 327—357.
5. Синесий. Письма. / Пер. М. Е. Грабарь—Пассек. // Памятники позднего античного ораторского и эпистолярного искусства II – V века. / Отв. ред. М. Е. Грабарь—Пассек. М.: Наука. 1964. С. 169—174.
6. Левченко М. В. Пентаполь по письмам Синезия. // Византийский временник. 1956. Т. 9. С. 3—44.
7. Синесий. Гимны. Египетские рассказы или о промысле. / Пер. М. Е. Грабарь—Пассек., Л. А. Фрейберг. // Памятники византийской литературы IV—IX веков. / Отв. ред. Л. А. Фрейберг. М.: Наука. 1968. С. 104—119.


Опубликовано 5 сентября 2014 года.
 
 



Уважайте авторов, не копируйте матриеал без ссылки. Майкл Студиос 2007—2016. Правила публикации наших материалов. Изложить свои мысли