Беседа во время Великого Поста, Би-би-си

Ветвистое древо. Логотип
Помочь сайту

Журнал Наш Манифест Музеи Партнёры Услуги




Беседа во время Великого Поста, Би-би-си

 

Замечательное общее дело — современная наука. Ни местоположение, ни вера ни раса не накладывают на неё свои ограничения. В лучших своих проявлениях, она позволяет нам бороться с проблемами, осаждающими человечество, и мы справедливо ликуем, когда происходит продвижение, облегчающее жизнь миллионам. Всю свою жизнь я был чистым математиком и часто размышлял над тем, что Нобелевский Лауреат по физике Юджин Вигнер[2] называл Непостижимой эффективностью математики. Как уравнения, созданные в голове математика, соотносятся со Вселенной вовне? Этот вопрос заставил Альберта Эйнштейна сказать: «Единственное непостижимое о Вселенной заключается в том, что она постижима». Удивителен уже сам факт нашей веры в возможность научного познания мира.

Так почему же мы верим в познаваемость Вселенной?

Некоторые светские мыслители говорят, что, человеческий разум сводиться к мозгу. Он - не что иное, как результат неконтролируемых сил. Тогда странным кажется представление, что истина, не говоря уже о научной истине, является одним из его продуктов. На это еще давно указывал химик Дж.Б.С. Холдейн[3]: «если мысли в разуме всего лишь движение атомов в мозге, то следует ли верить его суждениям, в частности тому, что он состоит из атомов? » Несмотря на это, многие ученые придерживаются натуралистического взгляда, не подозревая о том, что он разрушает саму рациональность, то, на чем строится научное исследование!

Если мы заглянем в историю, то поймем, что так было не всегда. Наука, как мы её знаем, вышла на мировую сцену в Европе в XVI-XVII вв. Почему именно в этом месте и в это время? Так мнение Альфреда Уайтхеда[4] на этот счет передает К.С. Льюис: «Люди стали научными, из-за того, что они ожидали закон в природе, что в свою очередь объясняется тем, что они верили в Законодателя». Не случайно Галилей, Кеплер, Ньютон и Максвелл верили в Бога.

Мелвин Калвин[5], Нобелевский Лауреат по биохимии, находит истоки важного для науки представления об упорядоченности природы в следующем взгляде: «Вселенная управляется одним Богом, и не является результатом действия совокупности прихотей многих богов, каждый из которых управляет своей областью в соответствии с собственным законами». Подобный монотеистический взгляд кажется историческим основанием современной науки.

Вера в Бога вовсе не тормозила науку, напротив, она являлась её двигателем. Открыв закон притяжения, Исаак Ньютон не совершал широко распространенной ошибки, потому что не говорил: теперь у меня есть закон всемирного тяготения, а значит, Бог мне больше не нужен. Вместо этого, он написал «Principia Mathematica» , самую известную книгу в истории науки, надеясь, что она убедит мыслящего человека в существовании Создателя.

Ньютону удалось рассмотреть то, что, к сожалению, многие люди сейчас не в состоянии увидеть. Он понял, что Бог и наука не взаимоисключающие объяснения. Бог - это деятель, спроектировавший и поддерживающий нашу Вселенную; наука же сообщает нам о том, как эта Вселенная работает и о тех законах, которые за её поведением. В качестве объяснения Вселенной, Бог противоречит науке не больше, чем сэр Франк Виттл противоречит законам и механизмам реактивного двигателя, как объяснение данного устройства. Существование законов и механизмов никак не является доводом за отсутствие деятеля, ставящего эти законы и механизмы на нужное место. Напротив, сама их сложность, доходящая до тонкой настройки Вселенной, является свидетельством мудрости Создателя. Для Кеплера «главной целью всех исследований внешнего мира должно быть понимание разумного порядка, который был наложен на него Богом, и который Он нам открыл через язык математики».

В таком случае, как ученый, я не стыжусь и не смущаюсь быть Христианином. В конце концов, христианство сыграло большую роль в становлении моего предмета.

Упоминание Кеплера заставляет меня обратиться к другой проблеме. Наука, как я уже говорил, - общее дело. Однако настоящий прорыв часто происходит из-за одного человека, обладающего смелостью усомниться в общепринятых взглядах и прокладывающего себе путь самостоятельно.

Одним из таких людей был Кеплер. В качестве ассистента астронома Тихо Браге он отправился в Прагу, где получил задание с помощью математического языка интерпретировать наблюдения за движением планет как сложную систему колец. Веками главенствовало мнение Аристотеля, заключающееся в том, что совершеннейшее движение круговое. Но у Кеплера не получалось соотнести наблюдения с кругами. Поэтому, отказавшись от Аристотеля, ученый сделал революционный шаг, приближая наблюдения за планетами по своим пометкам и вглядываясь в то, как действительно выгладят орбиты. Открытие Кеплером того, что планетарные орбиты не круговые, а эллиптические, привели к существенной смене парадигмы в науке. Кеплер был наделен способностью с особым вниманием подходить к каждой вещи, не вписывающейся в установленную теорию.

Таким же человеком был и Эйнштейн. Ведь именно явления, не согласующиеся с господствующей теорией, могут приводить к значительным продвижениям в науке. Более того, существуют вещи, которые не вписываются в науку. Должно отметить, что, вопреки распространенному мнению наука - не единственный путь к истине. Действительно, весь головокружительный успех науки объясняется сужением диапазона её методологии и количества рассматриваемых ей вопросов. Не совпадает наука и с рациональностью, ведь если бы это было не так, пришлось бы закрыть половину наших университетских факультетов. В жизни существуют более важные предметы: вопросы истории и искусства, культуры и музыки, истины и смысла, любви и красоты, нравственности и духовности и множество других важнейших вещей, которые находятся вне доступа естественных наук и, конечно же, самого натурализма. Не получается ли так, что общепринятый натурализм тормозит прогресс, подобно тому как понимание Кеплера в начале сдерживалось общепринятым учением Аристотеля?

Именно эта мысль приходит мне на ум во время этого Великого Поста. В частности, личность Иисуса, человека, больше других не подходила под воззрения нашего мира. Я утверждаю, что как Кеплер перевернул науку, когда обратил свое внимание на причину несоответствия небесных наблюдений математической мудрости его времени, так моя и многих других людей жизнь коренным образом изменилась обращением внимания на то, почему Иисус не сообразовался и не сообразуется со строем мыслей этого мира. Действительно, тот факт, что Иисус не подходил под мерки мира - одна из причин, убеждающих меня в том, что он - сын Божий.

Например, Иисус не подходил под узкие рамки литературного вымысла. В противном случае Евангелие было бы невозможно объяснить. Нужно обладать исключительной гениальностью, чтобы изобрести характер Иисуса, и от его имени произнести притчи, которые сами по себе являются литературными шедеврами. Просто невозможно, чтобы авторы всех четырех Евангелий, не обладая почти никаким образованием, одновременно оказались литературными гениями мирового уровня.

Более того, в литературе существует сравнительно мало героев, которые бы казались нам реальными людьми, которых мы можем знать и, если потребуется, опознать. Один из таких людей Сократ, мой интеллектуальный герой. Многие поколения поражались ему как настоящему человеку. И все потому, что Платон не изобретал его. То же самое с Иисусом Христом. Действительно, чем больше мы узнаем про различные культуры того времени, тем больше нам кажется, что если бы характер Иисуса не был исторической реальностью, никто бы не мог его изобрести, так как он не вписывался ни в одну культуру. Иисус Евангелий не подходил под ничье представление о герое. Грек, римлянин и иудей находили его противоположным своему идеалу.

Иудейским идеалом был сильный и воинственный предводитель, полный мессианских идеалов, готовый бороться с римской оккупацией. Поэтому не удивительно, что когда Иисус не оказал никакого сопротивления аресту, последователи временно его оставили. Он был далек от идеала иудейского предводителя.

Что касается греков, то некоторым из них нравилось эпикурейское стремление избегать чрезмерной боли и удовольствия, способных потревожить спокойствие. Другие предпочитали рациональность стоицизма, которая подавляла чувства, подобно Сократу, встречавшего смерть с невозмутимостью.

Иисус не походил ни на кого из них. В Гефсиманском саду, в сильнейших страданиях, он обливался кровью, умоляя Господа избавить его от смерти на кресте. Сделать своим героем такого человека не захотел бы ни один грек.

И Римский наместник Понтий Пилат счел Христа непрактичным и вообще человеком не сообразным с миром, когда Иисус сказал ему: «Царство мое не от мира сего Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине.»

Иисус был противоположен всем представлениям об идеальном герое. В самом деле, атеист Мэтью Пэррис, недавно написал в газете «Спектэйтор», что если бы Иисуса не существовало, то даже церковь никогда бы не смогла его выдумать! Иисус просто не подходил. Как и его послание Пасхальное послание, к которому нас готовит Великий Пост.

Святой Павел говорит нам, что проповедь Христа распятого для иудеев была соблазном, для эллинов - безумием. Конечно, ранние христиане не смогли бы придумать такую историю. Тогда откуда она пришла к нам? От самого Иисуса Христа, который говорил: «Сын Человеческий не [для того] пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих»[6]. Иисус не вписывался в окружающий его мир. Поэтому его распяли и попытались вписать его в гробницу, что тем более не получилось. Он воскрес из мертвых в третий день.

 

Но не противоречит ли все это науке, которую я раньше восхвалял? Не будут ли такие чудеса невозможны в силу того, что они противоречат законам природы?

Я так не думаю. Если я две ночи подряд буду класть по 10 фунтов в мою выдвижную полку, то из законов арифметики будет следовать то, что у меня станет 20 фунтов. Если, однако, после того, как я проснусь, я найду только 5 фунтов в полке, то, как отметил К.С. Льюис, я не буду заключать, что законы арифметики были нарушены, но задумаюсь о возможном нарушении законов Англии. Законы природы описывают нам закономерности, которым обычно подчиняется Вселенная. Бог, создавший Вселенную с этими законами не больший их узник, чем вор узник законов арифметики. Как и моя комната, Вселенная не закрытая система (как утверждают секуляристы). Бог может, если на то будет Его воля, сделать что-то особенное, например, воскресить Иисуса Христа из мертвых.

Заметьте, именно мое знание законов арифметики помогло мне понять, что вор украл деньги. Аналогично, если бы мы не знали законов природы, говорящих нам о том, что мертвые, как правило, остаются в своих могилах, мы бы никогда не признали бы воскресения. Мы можем сказать с уверенностью, что то, что никто не воскресает из мертвых естественным путем, - это закон природы. Но христиане не утверждают, что Иисус воскрес естественным путем, они стоят на том, что он воскрес из-за сверхъестественной силы. Законы природы не могут отвергнуть такую возможность.

Юм считал, что мы должны отвергнуть чудо, если мы не считаем, что его ложность повлечет за собой такие необъяснимые последствия, что для их истолкования потребуется еще большее чудо. Это хорошая причина для того, чтобы поверить в воскресение Иисуса Христа. Свидетельство о пустой гробнице, репутация очевидцев, быстрый рост христианства из иудаизма и свидетельства миллионов людей сегодня необъяснимы без Воскресения.

Шерлок Холмс говорил доктору Ватсону: «Сколько раз я говорил вам, отбросьте все невозможное, то, что останется, и будет правдой, какой бы невероятной она ни казалась?»[7]

Как говорят на Пасху русские христиане: «Христос Воскрес! Воистину Воскрес! »[8]

 

Примечания переводчика


[1] Передача на четвертом канале радио Би-би-си. Каждую неделю один человек готовит беседу на какую-то тему, связанную с жизнью Христа. Таким образом, за все время Великого Поста успеют выступить шесть человек.

[2] Юджин Вигнер (венг. Wigner Jen. P.l, 1902–1995)  — американский физик и математик венгерского происхождения, получивший Нобелевскую премию по физике в 1963 году «За вклад в теорию атомного ядра и элементарных частиц, особенно с помощью открытия и приложения фундаментальных принципов симметрии».

[3] Джон Бёрдон Сандерсон Холдейн (англ. John Burdon Sanderson Haldane, 1892–1964) — английский биолог (генетик, эволюционист, физиолог, биохимик, биометрист), популяризатор и философ науки. Один из основоположников современной популяционной, математической, молекулярной и биохимической генетики, а также синтетической теории эволюции.

[4] Альфред Норт Уайтхед (англ. Alfred North Whitehead; 1861–1947) — английский математик, вместе с Бертраном Расселом написал фундаментальный труд «Principia Mathematica» (191013).

[5] Мелвин Эллис Калвин (англ. Melvin Ellis Calvin; 1911–1997)  — американский биохимик, получивший в 1961 году Нобелевскую премию «за исследование усвоения двуокиси углерода растениями».

[6] Евангелие от Матфея, 20:28.

[7] В оригинальной работе Джона Леннокса пасхальное приветствие приводиться сначала на русском языке (латиницей), затем на английском.



Автор — Джон Леннокс; перевод — М.А. Гринзайд.


Статья взята с английского сайта Джонна Леннокса: BBC LENT TALKS 2012 PROF. JOHN C. LENNOX.


 
 



Уважайте авторов, не копируйте матриеал без ссылки. Майкл Студиос 2007—2016. Правила публикации наших материалов. Изложить свои мысли