Волшебство Рождества. Джон Леннокс (John Lennox)

Ветвистое древо. Логотип
Помочь сайту

Журнал Наш Манифест Музеи Партнёры Услуги




Волшебство Рождества. (John Lennox)

 

В Великобритании, где общество с каждым годом все больше утверждается в своей светскости, новая книга Ричарда Докинса Волшебство Реальности на протяжении ни одной недели занимала ведущие строчки в списках бестселлеров.

 

Но в то время как Докнис настаивает на существовании границы между жизнью разума и жизнью веры (нельзя быть мыслящим и верующим человеком одновременно), несколько христианских мыслителей Соединенного Королевства начинают отвечать так называемым Новым Атеистам. Из числа этих мыслителей особо выделяется Джон Леннокс Профессор математики в Оксфордском Университете. Перед Вами его Рожественский ответ на последнюю книгу Докинса.

 

В Рождестве заключено настоящее волшебство, и это не магия колдунов, волшебных палочек и ведьм, не иллюзорное волшебство сценических фокусов, но поэтическая магия, имеющая своим источником сверхъестественную реальность. Разве есть что-то внушающее большее благоговение, чем этот необыкновенный поворотный момент в истории, во время которого сверхъестественное вторглось в естественное, Создатель вошел в свое создание, Слово стало плотью, Бог человеком? Разве найдется лучшая история для того, чтобы рассказывать её каждому новому поколению? Рождество волшебно, потому что оно истинно.

 

Но сейчас поднялся могучий волшебник, который хочет своей собственной магией (Которую он называет Волшебством Действительности) обокрасть мир Рождества. Находясь на Горе Невероятное, он взмахивает своей палочкой, направляя её на солнце, на землю и, затем, на все живые существа. Этот маг призывает возвышенные слова для того, чтобы описать это все до самых наиудивительнейших подробностей и затем, когда все эти вещи пойманы его заклинаниями и не ощущают ловкости его рук, он говорит им, что на этом все заканчивается, больше ничего нет ни Создателя, ни Бога, нет ничего трансцендентного, сверхъестественного.

 

Заклинание его могуче, ведь природа на самом деле удивительна и многие слова волшебника чистейшая правда. Но, тем не менее, волшебная палочка науки, которой он размахивает, не создала ни солнца, ни земли ни тварей земных. Палочка эта была изобретена задолго до того, как маг её нашел, теми, кто верил в то, что Вселенная достойна внимания, потому что она создана Богом. Волшебник поведал нам о величии Ньютона, но он умалчивает о Боге Ньютона. И он не отважился раскрыть тайну, состоящую в том, что выбранное им оружие заимствованно у его врагов.

 

Даже более того. Откуда исходят эти удивительные, разумные слова, которыми волшебник описывает волшебство действительности? Из его мозга. Который в свою очередь, как он сам бы нам сообщил, не что иное, как конечный продукт бессмысленных, неуправляемых сил, восходящих на Гору Невероятное. Однако минуя логику, этот волшебник воображает, что под действием какой-то непостижимой и таинственной алхимии, его мозг способен производить смысл. Сказочка, изобретенная его рассудком, самая деятельность которого свидетельство того самого презираемого им трансцендентного. Разве не указывают, минуя природу, его наука и разум на божественное Слово основу всего рационального.

 

Но волшебник не может видеть этого, потому что ему не дано понять, что значит объяснение: он говорит, что объяснить что-то сверхъестественным значит не объяснить ничего и даже хуже закрыть путь для любого объяснения этой вещи, так, что она никогда не будет объяснена. До чего же странное замешательство будто бы Бог и наука взаимоисключающие объяснения. Бог и наука конкурируют как объяснение мира не больше, чем Генри Форд конкурирует с инженерией и законами физики как объяснение автомобиля. Галилею, Кеплеру, Ньютону и Клерк Максвеллу вера в Бога, создавшего и поддерживающего Вселенную, не мешала в научных исследованиях, наоборот, она их побуждала усиленно заниматься этими исследованиями. Просто они не путали объяснения посредством действий агента с одной стороны с объяснениями через механизмы и законы с другой.

 

Другое дело наш волшебник. Чудеса идут вразрез с законами природы его волшебная палочка это запрещает, следовательно - они не могут происходить. Это также является ложью. Что собой представляют эти законы? Наше описание того, как все обычно происходит. Действительно, с теистической точки зрения, законы природы предсказывают то, что произойдет, в случае если Бог не вмешается; и, конечно же, вмешательство Создателя в свое создание не будет кражей. Утверждение, что существование законов природы делает для нас невозможной веру в существование Бога и возможность его вмешательства, просто неверно. Это все равно, что заявлять о том, что понимание законов внутреннего сгорания делает невозможной веру в то, что создатель машины может вмешаться и убрать крышку цилиндра. Конечно же, он может вмешаться. Более того, его вмешательство не уничтожит эти законы. Те же законы, что объясняли, почему двигатель работал с крышкой, объяснят почему без крышки он работать не будет.

 

Таким образом, если мы скажем вслед за Юмом, что чудеса нарушают законы природы, то это будет неточно и даже обманчиво. Так, К.С. Льюис пишет: "Если Господь уничтожит, или создаст, или изменит какую-нибудь частицу материи, природа тут же справится с этим и впишет в свои законы. Скажем, Господь заменил некоей силой сперматозоид в яйцеклетке; но законы ничуть не нарушились. По всем законам протекала беременность, и через девять месяцев родился Младенец"

 

В этом смысле мы можем согласиться с тем, что именно из-за законов природы девственницы не могут забеременеть под действием каких-то естественных причин. Но Христиане и не утверждают, что дева Мария стала беременной естественным образом, но сверхъестественной силы, так что её сын стал совершенным Богом и совершенным человеком. Сами по себе, законы природы не могут исключить такую возможность. Когда случается чудо, именно эти законы говорят нам о том, что это чудо. Очень важно понять, что Христиане не отрицают законы природы, как, к примеру, считал Юм. Вера в законы природы, которые были встроены во Вселенную Создателем, как описание закономерностей и причинно-следственных связей, которым она обычно подчиняется - существенная часть христианского мировоззрения. Ведь без этих законов невозможно опознать чудо.



*Статья взята с сайта газеты The Washington Post: The magic of Christmas By John Lennox




Перевод - М.А. Гринзайд
 
 



Уважайте авторов, не копируйте матриеал без ссылки. Майкл Студиос 2007—2016. Правила публикации наших материалов. Изложить свои мысли