Время

Ветвистое древо. Логотип
Помочь сайту

Журнал Наш Манифест Музеи Партнёры Услуги




Журнал » Переводы англоязычных христианских мыслителей

Время


Недавно я запаздывал со сдачей рукописи своему издателю. Каково было мое оправдание? В общем и целом, одно из самых популярных в Америке: у меня не было «времени». Давайте исследуем это оправдание. Почему нам кажется, что у нас ни для чего нет времени, меньше всего для молитвы?

Я все время чувствую себя виновным из-за этого, и предполагаю, что большинство из вас тоже. Мне кажется, самое большое наше препятствие в отношениях с Богом (после греха, разумеется) есть «отсутствие времени». Если бы я отдавал моим детям столько времени, сколько отдаю Богу, меня бы преследовали по обвинению в плохом обращении с детьми. Если бы я проводил настолько мало времени с женой, сколько я провожу с Богом, она бы имела все основания, чтобы покинуть семью и развестись.

Мы все знаем из опыта, что когда мы отдаем Богу наше время, мы счастливы. Когда мы обманываем Бога, мы обманываем также себя. Мы знаем это из тысячи повторяющихся опытов. Но, несмотря на это, мы продолжаем убегать от Бога, от союза с Богом, от молитвы, как если бы она была горьким лекарством. Мы настолько боимся тишины и уединения, необходимых для личной молитвы, что отдаем их нашим самым ужасным преступникам, пытка, ужаснее которой наш разум не может ничего придумать, – «одиночному заключению».

Почему же нам кажется, что у нас меньше времени, чем было у наших предков? Ведь на самом деле в нашем распоряжении всегда было одинаковое количество времени: каждый день по двадцать четыре часа. Технологии должны были дать нам дополнительное время. Наши жизни должны были сочиться свободным временем. О, все эти устройства, призванные сохранить наше время! До настоящего момента они совершали прямо противоположное. Чем больше такого рода устройств мы имеем, тем меньше у нас времени. (Единственный путь получить время — повернуть стрелки часов назад, не вперед!). Так что же пошло не так?

У наших прапрабабушек очень много времени уходило на ручное полоскание белья, мы же просто нажимаем кнопку на стиральной машине. Нашим предкам приходилось выращивать, ловить и резать свою собственную еду, мы же просто ходим за покупками в супермаркет, открываем микроволновку, и, опять же, нажимаем кнопку. Несмотря на это, мы гораздо больше гонимся за временем, чем наши предки. Почему?

В большинстве древних культур богатые для выполнения ручной работы имели рабов, что позволяло им наслаждаться всеми преимуществами свободного времени. Сегодня машины заменили нам рабов, но при этом у нас меньше свободного времени, не больше, как могло бы показаться. Почему?

Здесь не место разбираться в причинах болезней нашего общества (хотя наводящие соображения есть у Блеза Паскаля, в его труде «Мысли», особенно в разделе про «развлечения»). Но здесь вполне уместно спросить, что мы говорим в оправдание, когда  не молимся. Я думаю, полученный диагноз имеет множество областей применения.

«Все наше существо начинается с наших мыслей, оно движется с ними одновременно, и заканчивается, когда заканчиваются мысли». Таково мудрое изречение Будды. Начнем с наших мыслей (курсив автора) о времени. У нас нет времени на молитву, потому что неверны наши мысли о времени и молитве.

Мы ставим время и молитву в обратное соотношение. Мы думаем, время определяет нашу молитву, но на самом деле, молитва определяет наше время. Мы думаем, что нехватка времени причина недостатка молитвы, на самом деле наш недостаток молитвы — причина нехватки времени.

Когда маленький мальчик предложил Христу пять хлебов и пять рыб, он умножил их чудесным образом. То же самое он делает и с нашим временем, но только если мы посвятим Ему время в молитве. Это есть чудо в прямом смысле слова, я до сих пор множество раз убеждался в этом из своих многочисленных опытов. Каждый день когда я говорю, что слишком занят для молитвы, мне кажется, что у меня нет времени, что я выполнил недостаточно дел, и что я порабощен временем. Каждый день, когда я говорю, что я слишком занят, чтобы не молиться, каждый раз, когда я предлагаю Христу некоторое количество времени-хлебов и жизни-рыб, он невероятным образом умножает их, и я разделяю с ним его завоевание времени. Я понятия не имею, как он это делает, но я знаю, что он это делает, раз за разом.

И тем не менее я сопротивляюсь пожертвовать Ему мои хлеба и рыбы. Я глупец. Это значит именно то, что означает первородный грех: духовное безумие, предпочтение счастью страдания.

Мы должны восстановить нашу духовную святость. Один большой шаг в этом направление это начать правильно мыслить время.

Время подобно декорациям к спектаклю. Декорации действительно являются частью спектакля, определяются спектаклем. Но наши мысли абсолютно перевернуты: мы считаем, что спектакль находиться в декорациях. Мы думаем, что тема, смысл, дух спектакля находиться в материальных декорациях, вместо того, чтобы перевернуть всё наоборот.

То же самое с расположением души в теле. На самом деле, тело находится в душе. Так говорит св. Фома Аквинский. И с тех пор, как время отмеряет движение материальных тел, с тех пор как молитва отмеряет движение души, время на самом деле находится в молитве, а не молитва во времени. Молитва определяет и изменяет время, невероятным образом его умножает (хлеба и рыбы).

Но молитва умножает время только если мы пожертвуем, и когда мы пожертвуем наше время, предложим его. В этом вся загвоздка. Мы боимся жертвы. Это нечто вроде смерти.

Все настоящие мировые религии построены на жертве, на желании смерти. Только ложная религия массовой психологии (которая проникла даже в современную церковь[1]) проходит мимо этого факта. Даже язычники и многобожники это знают. Самый популярный бог в Индии — Шива, Разрушитель, а самая популярная богиня — Кали, его женский аналог. Каким образом, после Голгофы христиане могут знать это хуже? Наш Спаситель неоднократно учил нас, что пока мы не возьмём наш крест и не последуем за ним, мы не сможем быть его учениками.

Это значит несколько ужасных и трудных вещей; но одна простых и легких вещей заключается в том, что мы должны пожертвовать наше время Богу. Пока время есть жизнь «время жизни».

Все очень просто: чтобы создать время для молитвы, мы должны уничтожить время для чего-то ещё. Мы должны что-то убить, отвергнуть, чему-то сказать «нет».

Чему? Разрешите мне предложить некоторую простую, очевидную и вместе с тем радикальную мысль: телевидение. Уничтожьте телевизор. Поживите без него месяц. Я призываю вас это сделать. Если Вы не можете этого сделать, то это означает, что телевизор — Ваш наркотик, и Вы от него зависите. «Человек — раб того, что он не может отделить от себя, если оно меньшее его самого», - сказал Джордж Макдональд.

Все известные мне люди и семьи, которые это сделали (добровольно), очень этому рады. Телевизор — большая канализационная труба. В любом случае, зачем засорять свой разум и свою душу продукцией самой фанатичной антирелигиозной элиты в нашем обществе? Даже если бы не было ничего такого, ради чего следовало бы пожертвовать телевизором, независимо от этого, было бы хорошо им пожертвовать, чтобы сохранить нравственную святость и интеллигентность. Узнайте, сколько часов в день Вы смотрите телевизор, и потратьте половину этого времени на молитву. Вы получите тройную пользу: очистку от мусора, время для молитвы, и еще время в запасе.

Альтернатива этому — умственное рабство, которое можно легко увидеть вокруг нас, сокрушительная сила — беспокойство и нескончаемая погоня, никогда не достигающая цели, потому что «цель» находиться не во времени, но в вечности. Современный мир несчастлив, потому что он не касается вечности. Всякое настоящее счастье — в предвкушении вечности.

Вечность — это не будущее, но настоящее. Будущего не существует, пока не существует. В числе самых смехотворных и успешных дьявольских обманов — идея о том, что мы должны посвятить наши жизни преследованию цели, сводимой к приобретению вещей, которых у нас нет, вместо того, чтобы наслаждаться теми вещами, которые у нас есть. Это делает нас рабами времени, несуществующего будущего, навсегда, ведь «завтрашний день всегда далеко».

Первое правило молитвы — самые важные первые шаги не в том как молиться, а в том, чтобы просто молиться; не улучшать и дополнять молитву, а просто её начать. Когда машина в движении, становиться легче её повернуть вправо, но гораздо сложнее завести её, когда она заглохла. И молитва угасла в нашем мире.

Поэтому прекратите читать и начните молиться, прямо сейчас.



[1] Имеются в виду особенности американских церквей — примеч. пер.

Статья взята с английского сайта Питера Крэйфта: Time.

Автор — Питер Крэйфт; перевод — М.А. Гринзайд.
 
 



Уважайте авторов, не копируйте матриеал без ссылки. Майкл Студиос 2007—2016. Правила публикации наших материалов. Изложить свои мысли