Великий Гуру. Четвёртая глава

Ветвистое древо. Логотип
Помочь сайту

Журнал Наш Манифест Музеи Партнёры Услуги




« Предыдущая глава | Следующая глава »


Глава четвёртая

«Ну, знаете, сэр, лучше на удивление поздно, чем на удивление никогда».

Стивен Фрай «Лжец»

1

Июль - Август 2011 год Москва юго-западный округ

- Кто это устроил?

Терёхин подошёл к почти дотла сгоревшим машинам. Артём Салимов наклонился над обгорелыми останками охранника Монтировки. Он осматривал их до тех пор, пока ни подошли криминалисты.

- Любитель пострелять с двух рук. Обнаружены пули сорок пятого калибра. Достаточно мощные пистолеты.

Из-за второй машины возник криминалист. На его лице читалось удивление.

- Товарищ старший лейтенант...

- Не называй меня товарищем. - Окликнул его Салимов.

- Хорошо... Здесь пули пятидесятого калибра?

- Винтовочные?

- Нет, пистолетные.

Терёхин с удивлением подошёл к эксперту и глянул на расплющенную экспансивную пулю в пластиковом пакете.

- Ты уверен, что стреляли с двух рук?

- Сто процентов. Об этом говорят все условия. Угол стрельбы, кучность и ещё некоторые факторы, например на каком расстоянии...

- Ладно, ладно. Об этом напишешь в официальных документах. А что за пистолет?

- Я приблизительно определил скорость пули и пробивную энергию... Я думаю, что это "Дезерт Игл". Пистолет из голливудских боевиков. Калибр пятидесятый, тип пули - экспансивная. Action Express. - На чистом английском изрёк эксперт-криминалист

Терёхин вернулся к Салимову. На его лице тоже читалось удивление.

- Я знаю случаи стрельбы по-македонски из пистолета Макарова, даже из девяносто второй Беретты, но "Дезерт Игл"... Никогда ещё ничего подобного не встречал. Пистолет из "Матрицы"... Это почти мифическое оружие, а тут из него стреляют с двух рук.

- Загадка. - Неторопливо протянул Салимов. - Может быть, мы имеем дело с агентом Смитом?

- Возможно. - Так же неторопливо пробормотал Терёхин.

Вокруг остатков двух машин и девяти человек роились эксперты. Они перебегали с места на место, записывая данные для протоколов, забирая образцы для лабораторных исследований, извлекая пули из металла и тлеющих трупов.

Полицейские разделились на три группы. Первая сновала туда-сюда по рядам давно оставленных и ремонтируемых машин, вперемешку с криминалистами разыскивая возможные улики, в том числе стреляные гильзы и пытаясь отыскать свидетелей. Вторая группа прохаживалась по асфальту и оглядывала остальных полицейских. Третья группа то с необыкновенным рвением искала улики, то прекращала это занятие и лишь посматривала по сторонам, прогуливаясь от ближайшего полицейского автомобиля до сгоревших останков. Салимов и Терёхин не принадлежали к какой-либо из трёх групп, они сидели на капоте служебного "Форда Фокус" и с опытным видом наблюдали за происходящим.

- Эй! - Их окликнул какой-то сержант. - Это дело курирует Тимирязев, а вас он не сильно жалует, так что лучше вам обоим не прохлаждаться.

- Да ладно, - парировал Терёхин. - Мы следим за процессом. - За процессом они действительно следили. - И вообще, что за наглость? «Не сильно жалует. Не прохлаждаться». Ты бы поработал что ли.

Сержант с подавленным видом ушёл на поиски гильз. Салимов и Терёхин следили за работой более низких чинов. Они оба, друзья с давних лет, имели на своём счету достаточно наград. Уже долгое время Терёхин и Салимов оставались одними из лучших сотрудников ГУВД на Петровке. Но их беспечность и несерьёзность, постоянные шутки и подколы в адрес коллег совсем не устраивали полковника Тимирязева. И в этот день он приехал на место преступления сам, чтобы от начала и до конца проконтролировать Салимова и Терёхина.

Подъехал служебный полицейский Mercedes-Benz ML 350 и полковник вышел под непривычно пасмурное для последнего дня Июля небо.

- Так, так. - Полковник сразу же заметил на капоте "Форда" "прохлаждающихся" Салимова и Терёхина. - Это что, называется работа?

- Всё под контролем, товарищ полковник. - Продекламировали они хором, вскочив с капота, и встав рядом друг с другом по стойке "смирно".

- Знаю я ваш контроль, - Тимирязев прошёл к группе молодых экспертов. Те мгновенно поприветствовали его радостным и официальным "здравия желаем, товарищ полковник". Терёхин с Салимовым переглянулись и усмехнулись.

- Нечего там усмехаться, - Тимирязев повернулся в сторону лейтенанта и старшего лейтенанта. - Ребята, между прочим, молодцы, не то, что вы. Совсем уже обленились и страх потеряли. Раньше хоть просто форму не носили, а сейчас что?

Он оглядел Салимова и Терёхина с ног до головы и развернулся к экспертам.

- Товарищ полковник, разрешите обратиться. - В притворно-официальном стиле выкрикнул Салимов.

- Что там у тебя? - Обернулся Тимирязев.

- Товарищ полковник, разрешите поинтересоваться, по какой причине вы не прибыли на место преступления вместе с нами?

- В пробке простоял. - Отрезал полковник и проследовал к эксперту возле тела автомеханика.

- В пробке под названием "Покупка костюма от Армани". - Шепнул Терёхин на ухо другу и напарнику.

Оба засмеялись. Тимирязев не придал значения смеху за своей спиной и продолжил проверку работ на месте преступления.

Когда полицейские уже сворачивались, пошёл долгожданный дождь. Блюстители порядка уезжали в центр города намокшими и озадаченными. Всего один свидетель и тот появился уже к концу перестрелки, гильзы не отыскали, а трёпку от полковника Тимирязева получили почти все.

Терёхин хоть и сидел за рулём, но он с трудом концентрировался на дороге, его одолевали мысли. Он пытался сопоставить факты трёх самых громких последних дел: убийство наркоторговца, взрыв в особняке крупного авторитета, перестрелка со взрывом на окраине юго-западного округа. В первом и третьем преступлениях не найдено ни одной гильзы. Во втором случае не удалось найти какого-либо отправителя взрывной посылки. На лицо работа профессионала.

«Точнее профессионалов». Только спецслужбы умеют так заметать следы и плодить висяки. Но в первом и третьем случаях криминалисты в один голос утверждают, что действовал один человек.

"Неужели секретный агент? Говорят, что в каждой шутке есть доля правды. Так и с шуткой про агента Смита". Все факты и факторы вставали в ровный ряд. "Он блестяще умеет обращаться с крупнокалиберными пистолетами, ликвидирует гильзы, мастерски стреляет". Терёхин вспомнил о старой истории про агента ФСБ, якобы зачищающего преступный мир в девяностые. "Не так уж эта история и стара". Говорят, что самые продуманные убийства преступников тех времён - дело его рук. Он убивал только тех, кто виновен.

В девяностые Терёхин был ещё сержантом и рассказы о секретном агенте воспринимал с недоверием. Но, спустя столько лет, он находил правдивость в тех историях. Стиль убийств немного похож. "Так часто бывает. Разные убийцы - одинаковые убийства, гласит полицейская мудрость". Но профессионализм. Профессионализм с большой буквы. И тогда, и сейчас тоже.

___

Прибыв на Петровку, Терёхин изложил свои соображения Салимову. Тот покачал головой, но с большинством фактов всё же согласился.

- Если это - спецслужбы, нам тут делать нечего. - Развёл руками старший лейтенант Салимов.

- Что бы это ни было, мы пойдём до конца. - Не согласился Терёхин.

- Ты прав. Будем копать до тех пор, пока наша лопата не наткнётся на камень, который скажет нам: "Вы слишком далеко забрались, ребята".

Терёхин одобрительно улыбнулся.

- А теперь за работу. Хватит нам "прохлаждаться".

 

 

2

Июль Август 2011 год Московская область

Только одно слово. Смятение. И не просто смятение, а СМЯТЕНИЕ. Именно в таком состоянии находился сейчас Виктор Марецкий. В попытке расслабиться и отвлечься он с утра принимал тёплую ванну, а затем лежал в бассейне на цокольном этаже огромного особняка. Не помогло. Ни капли. Пришлось прибегнуть к последнему средству. Личные врачи из элитной частной клиники запретили Марецкому принимать крепкий алкоголь чаще двух раз в год и всего лишь по тридцать миллилитров.

Марецкий налил в маленький стакан ровно тридцать миллилитров коньяка Hennesy X. O. и, медленно потягивая напиток, выпил всё содержимое стакана. И он лёг на мягкий кожаный диван. И закрыл глаза. "Наконец-то. Как же я сразу не догадался". Сердце билось медленнее, а тёплая волна спокойствия захлестнула Марецкого. Вдруг послышался крик подчинённого.

- Простите, Виктор Александрович, вас требуют к телефону.

Виктор Александрович стремглав вылетел из безбрежного океана приятных ощущений. Сердитым голосом он окликнул подчинённого.

- Это что, так срочно?

- Человек, который звонит, говорит, что очень срочно.

- Давай сюда телефон.

Подчинённый протянул Марецкому золотой Vertu. Тот резко взял телефон и поднёс его к уху.

- Виктор Марецкий слушает.

- Это я.

- Кто это?

- Ты что, не понимаешь? Это же не кто-нибудь, а именно я. - И послышался тихий смех.

- Швейцарец?

- Правильно. Я слышу в твоём голосе нотки испуга. Понимаю, почему. У меня есть вопрос. Ты согласился принять мой план только потому, что считаешь меня психопатом, которому нельзя возражать?

- Нет, нет. Я же попросил с тебя услуги.

- Во-первых: я уже их выполнил, убрал предателей Системы и залёг на дно. Во-вторых: как ты не понимаешь, что борьба с Гуру не моя личная прихоть, а наше общее дело? Я ничем тебе не обязан Наоборот, ты у меня в должниках. Я теряю команду, ты теряешь участников системы. Пришло время моему плану вступить в действие.

- Сейчас не лучшее время, полиция взбудоражена больше некуда.

- Нет. Нет, нет и ещё сто тысяч с половиной раз нет. - Снова смех. На этот раз громче. - Как раз сегодня должен начаться Великий план против Великого Гуру. Ха-ха. Ты просто не сможешь противиться тому аргументу, что Система сейчас по пояс в дерьме! Скоро она там окажется по шею, а потом утонет, и Гуру выиграет эту небольшую войну.

- Ты хочешь запустить план завтра?

- Ты меня не слушаешь. - Голос Швейцарца зазвучал громче. - Абсолютно не слушаешь меня! План будет запущен сегодня, сегодня, понимаешь?! Понимаешь или нет?!

- Понимаю, всё понимаю.

- Вот и хорошо. Выдели мне двух крепких и неглупых людей.

- Ну нет! Чтобы они на воздух взлетели? Чтобы сгорели в собственных машинах? У тебя есть Палыч, твой человек, а Систему больше не трогай.

- Слышу звуки девяностых в этих словах. Пойми, если план вступит в силу, безопасность для всей команды обретётся сама собой.

- Нет.

- Тогда мне наплевать на тебя. Выпутывайся сам, если у тебя такая высочайшая защищённость! Я буду работать сам, и найду Гуру ещё очень нескоро. За такой отрезок времени ты потеряешь больше человек, чем уже потерял. Гуру доберётся до тебя, а я останусь в стороне.

- В твоих интересах смерть Гуру и ты не сможешь наплевать на всё это!

- Я смеюсь тебе в лицо! Гуру за мной не охотится и моё время не в таких узких рамках как твоё. Я могу ждать, залечь на дно поглубже, выжидать. Но тебе не грозит свободное время. И петля на твоей шее скоро хорошенько затянется. Но всё это - не моя проблема, а твоя и проблема Системы. Только и всего.

Виктор Марецкий прошёлся взад-вперёд по залу и наконец, присел на один из громадных диванов. Он четыре раза громко вздохнул.

- Я дам тебе самых незначительных членов Системы. Но если хотя бы один, один из них умрёт, ты сдохнешь быстрее, чем успеешь пикнуть.

- Вот и пришли к верному решению. И не надо пугать, не тем делом ты занят. Мне нужны два человека сегодня. И, будь добр, назови мне их имена.

Марецкий подумал, вспоминая навскидку самых незначительных членов Системы. Спустя минуту он вернулся к разговору со Швейцарцем.

- Это будет Владимир Наликов, известный под кличкой Мужик. Он приедет к станции метро "Охотный ряд". Там и повстречаетесь.

- Всего один?

- В твоём распоряжении все люди Мужика, а их не один десяток и все - первоклассные убийцы и наёмники. Гуру не поздоровится.

- Может, выделишь мне Обойму? У него огромный арсенал новейшего оружия. Сейчас - крайне важный аргумент.

- Обойма? После меня он самое главное лицо Системы! Ты в своём уме?

- А в чьём же ещё? Просто хотел тебя слегка позлить. До свидания.

Швейцарец завершил общение с Марецким. "Ублюдок." Марецкий упал на диван и закрыл глаза в попытке заснуть и отвлечься. Теперь ему не отдохнуть, не расслабиться, не успокоиться. "Чёртов ублюдок!" План Швейцарца может стать успешным орудием в руках Системы. Но автор плана не кто иной, как псих, чокнутый, сумасшедший.

- Какие настали времена, - пробормотал Виктор Марецкий с сожалением. - Обращаюсь за помощью к психопату.

Но сейчас помочь рушащейся на глазах Системе мог только психопат. Так называемый "Швейцарский план" состоял из двух частей: розыск и жестокое убийство. Первая часть плана, несмотря на мирное название, представляла из себя весьма жестокие действия. Для начала Швейцарец хотел объехать московских бизнесменов: представителей среднего бизнеса. Он считал, что некоторые смерти криминальных фигур города обусловлены их угрозами в адрес бизнесменов. Те, обладая достаточными денежными средствами, заказывали убийства у элитного наёмного убийцы - Великого Гуру. Малый бизнес Швейцарец не подозревал - слишком дорого Гуру обходится заказчику. Бизнесмены крупного предпринимательства, по мнению Швейцарца не страдали от частых нападок преступников либо из-за хорошей защищённости, либо из-за хороших контактов с высшими представителями власти и полиции.

Вторая часть плана, более известная как жестокое убийство, не так красиво обставлялась и состояла только из обнаружения Великого Гуру и, естественно его убийства. На пути необходимо было уложить на землю в собственную кровь всех мешающих субъектов.

Подумав обо всём и взвесив то, что предлагал Швейцарец, Виктор Марецкий решил, что разрешил план не зря, а в нужное время.

"Какой смысл запрещать ему работать? Если бы я не дал разрешение, его бы это только обрадовало. Как и любого другого психа".

Нервы улеглись, Коньяк действовал, но Марецкий так и не заснул и не отвлёкся. "Вот так всегда..."

___

Великий Гуру сидел напротив Киселя. Тот смотрел на него с ожиданием в глазах, а Гуру, в свою очередь, выдержал паузу и начал. Как обычно и бывает, с короткого предложения.

- Механизм запущен.

Кисель, так же как и собеседник, выдержал паузу и задал вопрос.

- Думаешь, Марецкий попадётся?

И тут диалог пошёл полным ходом.

- Уверен. Столько смертей ему не по нраву.

- Ты будь поосторожнее. Я, конечно, знаю наверняка, что от тебя пули отскакивают и всё в этом духе, но так называемая мафия слишком сильна.

- Я справлюсь. Ты меня хорошо знаешь.

- Знать-то знаю, но против сильных мира сего успешно выступать пока ещё мало кому удавалось.

- Везде есть первый.

- И, возможно, единственный.

- Возможно.

Разговор затух. Как пламя спички от лёгкого ветерка из приоткрытого окна. Помолчали ещё минуты четыре, и наконец, Великий Гуру начал новую беседу.

- Дай мне телефон Горбачёва.

- Ты что, в кои-то веки с кем-то сумел подружиться?

- Можно и так сказать.

- И ты у него даже телефон не взял?

- Да.

- Это на дружбу не похоже.

- Не похоже, это и есть дружба в естественном её проявлении.

- Ты в последнее время такой мрачный, с чего же дружба?

- Горбачёв застал меня на стоянке перед "Азбукой вкуса". Ты давал ему мою фотографию?

- Он единственный из друзей моих, кто видел фотографию.

- Я же просил тебя, их уничтожать.

- Я сжёг тот снимок сразу же. Заодно и удалил из фотоаппарата.

- Ты же не относил фотоаппарат в место под названием фотопечать?

- Нет, разумеется, нет.

Великий Гуру тихо вздохнул и вдруг с необыкновенной улыбкой заявил.

- Ты показал Горбачёву фото, чтобы свести нас.

- Ну, что поделать, ты раскусил мой замысел. Но он ведь тебе на пользу. Ты сейчас улыбнулся не потому, что услышал песню Стинга или "Ю-ту", не потому, что выполнил заказ с успехом, а просто так. Просто так, понимаешь?

- Может статься, ты и прав, но не надо меня пичкать дружбой.

- Никто и не пичкает. У тебя теперь есть друг, не я, наниматель, на которого ты лишь работаешь, а друг и тебе не отвертеться от такого факта.

Киселёв торжествовал.

- Но я работаю и на него. Он оплатил два моих заказа.

- Но теперь-то уже иные времена! Он больше не будет платить тебе за работу, ты будешь выполнять просьбу друга.

- Или он стал так скуп, что хочет пригреть лучшего наёмного убийцу города и региона бесплатно, только и всего.

- Нет. Горбачёву я доверяю больше всех в жизни, больше чем Тимирязеву. Доверяю я ему так же как и тебе.

- Но...

- В конце концов, прекрати оспаривать реальность, а она такова - у тебя появился друг и всё.

- Хорошо, я прекратил оспаривать.

Оба весело засмеялись.

- Записывай телефон нового друга. - Наконец произнёс Кисель.

 

 

3

Пять дней спустя Москва

Офис риэлтерского агентства КГС-Эстейт (аббревиатура от первых букв фамилий основателей: Кашин, Горбачёв, Сабуров) отличался крайне современным интерьером. Но от его владельца не приходилось ожидать ничего другого. Горбачёв советовался со своим другом - Анатолием Сабуровым, тот нанял знакомых дизайнеров, потом объединился с ними и создал собственное дизайн-бюро. Сабуров и сам получил высшее образование в Московском Архитектурном Институте.

Стоял приятный, солнечный и чуть-чуть прохладный день начала августа. Александр Горбачёв вышел из отдела бухгалтерии, где он проверил учёт и задал всем хороший настрой на день и направлялся прямиком к себе в кабинет.

Там он расположился в удобном кожаном кресле и глянул в окно. Именно глянул, а не посмотрел, в последние дни редко удавалось увидеть пейзаж за трёхкамерным стеклопакетом. А ведь было на что посмотреть: высокие клёны, шумящие, когда летний ветер обдувал их широкие листья. Горбачёв приоткрыл окно и вдохнул свежий, утренний воздух. На часах восемь утра

Офис располагался на Мичуринском проспекте в глубине кленовой рощи. Горбачёв никогда не хотел спиливать эти деревья, они привносили загородную свежесть в городскую атмосферу офиса.

В дверь кто-то постучал.

- Войдите. - Ответил Горбачёв.

В кабинет вошли три человека. Первый был одет в оранжевую футболку-поло и синий пиджак от Lacoste, два других - в одинаковые чёрные пиджаки и чёрные футболки под ними. Где-то внутри Горбачёв несколько опешил.

- Доброе утро, Александр Александрович. - Улыбнувшись то ли прошептал, то ли прохрипел тот, что в пиджаке, а он, по всей видимости являлся главным. - Утро сегодня и в правду доброе, не правда ли?

И он улыбнулся правым уголком рта.

___

Заказ выполнен.

Клиент удовлетворён.

Теперь надо ехать к Киселю.

Великий Гуру вёл Nissan Patrol медленно, он хотел как можно подробнее изучить окружающий его хвойный лес. "Никогда не смог бы жить на участке с таким большим количеством деревьев." Гуру добрался до заветных деревянных ворот. "Но находиться здесь иногда - приятно."

___

- Вы же нас не ждали, верно?

Нет ответа.

- Не беда. Всё в порядке. Мы же вам голову не оторвём. - Снова улыбнулся и усмехнулся.

- Что вам нужно от меня?

Человек в синем пиджаке присел на край стола.

- Что это вы себе позволяете?

- Спокойствие. - Улыбка. - Я всего лишь задам некоторое количество вопросов. - Смешок. - И не надо возмущаться.

Из внутреннего кармана пиджака появилось удостоверение спецслужб. Снова улыбка, ещё одна, ещё несколько.

- Вы поняли, Александр Александрович, откуда я пришёл?

Его лицо обрело серьёзное выражение. Странно.

- Да, я понял. Я выслушаю все ваши вопросы.

- Хорошо. Начнём сначала. Ну, например, какова масса Земли?

- Это какая-то шутка?

- Нет, отнюдь. Просто это надо знать. Я серьёзно спрашиваю. Ну, хорошо, если вы не знаете, я вам сообщу. Масса нашей с вами планеты составляет шесть на десять в двадцать четвёртой степени килограммов. Итак, теперь к остальным вопросам.

- Надеюсь, не о массе Луны.

- Нет, что вы! Серьёзные вопросы. Очень. Вам знаком человек, умеющий что-то очень хорошо, кто мог бы считаться профессионалом своего дела?

- Знаком.

Человек в синем пиджаке расцвел в зловещей улыбке.

- И кто же этот умелец?

- Мой друг, прекрасно играющий в футбол. Я бы точно смог назвать его профессионалом своего дела.

- Хорошо. - Синий Пиджак резко подался к Горбачёву и заглянул ему в глаза. - Но меня интересует человек с другими способностями. - И он мгновенно отпрянул от бизнесмена.

- Какими же?

- Он очень опасен. Очень. - И снова быстро подался вперёд. - Говорят, он убил много людей. - И снова отклонился назад.

- Бывает такое.

- Ха! - Подался вперёд. - Конечно бывает. - отлетел назад. - Что вы думаете о современном мире? Что убивают только в фильмах и компьютерных играх?

- Нет.

- Верно. - Вперёд. - Никто благоразумный не сомневается в таком факте. - Назад. - Но я обладаю информацией, что вы знакомы именно с таким представителем нашего тесного мира. Который убивает. Это так? - Опять вперёд. И сразу же назад.

- У меня достаточно знакомых, но ни один из них не переступал закон.

Мгновенно рванулся вперёд и посмотрел в самый центр обеих зрачков.

- Повторите.

- У меня достаточно знакомых, но ни один из них не...

- Достаточно. - Отлёт обратно. - Неплохие у вас знакомые. - Улыбка, усмешка, усмешка и он ещё раз пролетел вперёд. - Ха-ха! Я вам верю.

Он наклонил голову набок так сильно, что ухо не просто коснулось, а прижалось к плечу. Он не упускал из виду зрачки Горбачёва. Еле слышно он прошептал.

- Видите ли, он известен как Великий Гуру. Вы с ним не знакомы?

- Великий Гуру? Что за странное имя? И что вам от меня надо? Мне уже что-то подсказывает, что вы узнали всё что хотели.

Жутко быстро отпрянул в сторону двери и медленно встал с края стола.

- Да нет. Мы вас будем жестоко пытать, чтобы узнать всё, что хотим.

Горбачёв молчал. Раздался смех.

- Да ну! Купились на это, да? Ха-ха-ха-ха-ха. - Он утонул в собственном веселье. - А вы, вы двое, что-то вы не бодры, не веселы!

Два огромных спутника Синего Пиджака слабовато улыбнулись.

- Да ну вас, вы не умеете веселиться. А вы, Александр Александрович Горбачёв, умеете быть радостным? Да? Нет?

- Умею.

- Ха! - Снова скачок вперёд. - Вы-то не врёте и в этот раз! Вы - честный человек, Александр Александрович. - И отскок назад. - Так оно и есть.

Отвратительный наклон головы. И снова рывок к Горбачёву.

- Но учтите, Александр Александрович, если вы мне наврали, если вдруг это окажется так... количество ваших проблем будет равно количеству килограммов в массе Земли.

Отпрыгнул назад и сказал завершающие слова.

- Ладно, - лицо снова серьёзнее некуда. - Сворачиваемся. - И последний прыгающий манёвр. - Прощайте, Александр Александрович. И возьмите от меня подарок. - Он протянул Горбачёву маленький флаг Швейцарии. - Но, возможно, встретимся ещё.

И прыжок обратно.

Наконец сделал ясный знак сопроводителям, не удержался от короткого смеха, открыл дверь и вышел.

Горбачёв посидел в кресле несколько секунд и рванулся в коридор. Но сумасшедший сотрудник спецслужб с двумя громилами уже словно растворился в утреннем августовском воздухе. Мерно работал кондиционер, сотрудники перекидывались ёмкими фразами, а странных визитёров уже нигде нет.

"Кто это был?"

Горбачёв вернулся в кабинет и выпил стакан минеральной воды Evian. Кажется, что успокоился. Он достал телефон (понятно, какой марки) и набрал номер Киселя.

___

Кисель проводил Великого Гуру к себе в дом. По небу медленно плыла огромнейшая туча, где-то вдали гремел гром. Вдруг позвонил телефон. Кисель достал из кармана мобильник-раскладушку, открыл его и поднёс к уху.

- Да.

- Здравствуйте, Александр Игоревич. - Горбачёв называл Киселя по имени и отчеству, несмотря на их дружеские отношения.

- Здравствуй, Александр.

- Мне надо поговорить с нашим другом, дайте мне его телефон. - бизнесмен говорил в полголоса.

- А тебе повезло. Наш друг недалеко от меня. Даю трубку.

Кисель дал телефон Великому Гуру и объяснил в чём дело.

- Я слушаю.

- Мне нужен твой совет.

- Ко мне редко обращаются за советом, но я буду рад.

- Помнишь, ты рассказывал мне про Швейцарца?

Гуру встрепенулся.

- Помню.

- Я думаю, ко мне сегодня заходил именно он.

- Почему ты так решил?

- Давай я тебе всё разъясню.

- Я внимательно слушаю.

- Несколько минут назад ко мне вошли три человека: два громилы-мордоворота и один странный тип в одежде от «Лакост». Он показал мне удостоверение сотрудника федеральных спецслужб и начал какой-то странный допрос. Спросил, знаю ли я тебя. Я сказал, что нет. Пока он задавал вопросы, он ненормально смеялся, а иногда нёс откровенный бред. А когда допрос закончился, он отдал мне маленький флажок Швейцарии. Вот я и решил, что это он.

- Понятно. Будь сегодня осторожен, а как только закончишь работать позвони мне. Я отправлю тебе телефон, а пока не дозвонишься, не выходи из кабинета.

- Подожди.

- Слушаю.

- А что может мне сделать Швейцарец?

- Всё что угодно.

- Даже убить?

- Да.

- Думаешь?

- Нет. Уверен.

Хлынул дождь.

Сверкнула молния.

И тут же гром огласил летнее небо.

 

 

4

Вечер того же дня

На часах от Porsche design без двадцати десять вечера. Горбачёв сорок минут назад закончил рабочий день. Он уже попрощался со всеми сотрудниками кроме двух охранников и прошёл к себе в кабинет. Оглядев коридор, Горбачёв закрыл дверь, удалился вглубь кабинета и позвонил Великому Гуру. Гудки. "Почему он не подходит". Гуру принял вызов. Казалось, прошла вечность, а на самом деле всего лишь семь секунд. Из динамика лаконичное предложение.

- Да.

- Я позвонил как ты и просил.

- Хорошо. Ты в кабинете?

- Да.

- Хорошо. Открой дверь и оглядись.

Так Горбачёв и сделал. В коридоре никого.

- Здесь пусто.

- Хорошо. Тихо иди к служебному выходу и прислушивайся ко всем звукам.

"Кондиционер работает. Охранники болтают. Всё в порядке... КТО-ТО ИДЁТ."

- Здесь кто-то есть. - Прошептал в микрофон телефона Горбачёв.

- Обернись.

Обернулся. К двери с надписью "бухгалтерия" кто-то подошёл. Это главный бухгалтер, Анна Александровна. Горбачёв обернулся.

- Здравствуйте, Александр Александрович, а я ключи от машины забыла. Вот и вернулась.

Анна Александровна улыбнулась и открыла дверь.

- А... Ладно, а я ухожу уже... До свидания.

"Чёрт, что я несу!"

- Что у тебя?

- Ничего страшного.

- Тогда действуй. Выйди на улицу и прижмись к стене.

Так Горбачёв и сделал.

- Видишь человека под фонарём?

- Вижу.

Человек под фонарём быстро пошёл к бизнесмену. Великий Гуру закончил разговор.

- Это я. - Сказал он, подойдя к Александру Горбачёву вплотную.

- Ты уверен...

- Все разговоры в машине.

Они пошли к машине Гуру. Когда до "Ниссана" оставалось два метра, раздался выстрел в воздух. И ещё выстрелы. Три пули попали в асфальт рядом с ногами Горбачёва. Гуру открыл заднюю левую дверь и Горбачёв забрался внутрь. Nissan Patrol сорвался с места.

- Кто это был?

- Люди Швейцарца.

- Они нас чуть не убили.

- Они бы такого и не сделали, выстрелы показательные.

- Почему не на поражение?

Великий Гуру резко повернул направо.

- Пристегни ремень. Не знаю, почему стреляли мимо, но это делали нарочно.

- Как ты определил?

- Федеральная служба безопасности, там такие вещи учат сразу же после рукопашного боя.

Они уже ехали по дороге к выезду из города.

- Зачем я нужен этому... Швейцарцу?

- Ты тесно связан со мной, а я, по его мнению, убил его младшего брата.

- Это правда?

- Нет, но Швейцарца, как мне кажется, не переубедить.

- И куда мы едем?

- В единственное безопасное место.

В зеркале заднего вида появился чёрный Reno Logan. Гуру заприметил его уже минут восемь назад, но сейчас он точно мог сказать, что автомобиль едет конкретно за его машиной.

- Скоро попадём на шоссе. Там и начнём разбираться.

- С кем? - Поинтересовался Горбачёв.

- С теми, кто нас сопровождает.

- Это та машина. - Уверенно сообщил Горбачёв, осторожно глядя на Reno через заднее стекло.

- Ты прав.

Они попали в две незначительные пробки и, спустя сорок минут доехали до шоссе. Ещё пять минут на свободной дороге.

Тридцать три минуты одиннадцатого.

Великий Гуру замедлился. Двадцать километров в час. Гуру открыл бордачок и протянул Горбачёву пистолет Glock 17.

- Умеешь обращаться?

- Я стрелял из пневматического.

- «Глок-семнадцать» - лёгкий пистолет, если из пневматики стрелял успешно, здесь будешь попадать в цель.

- Горбачёв осмотрел пистолет и передёрнул затвор.

- Ты прошёл проверку номер один.

- То есть?

- Передёрнул затвор. Впереди проверка номер два, важнее и опаснее. Моя любимая проверка.

После этих слов Гуру проверил пистолеты под плащом.

Дорога пустовала. Гуру свернул на грунтовую дорожку, ведущую к старому зданию склада. Здесь было совсем пусто и тихо.

Гуру остановил Nissan. Через мгновение в десяти метрах от них остановился и автомобиль преследователей.

- Будь наготове. - Произнёс Великий Гуру, выходя из машины.

Преследователи сделали то же самое. Гуру раскинул руки.

- Вот мы и встретились, - сообщил он.

Два громилы в чёрных пиджаках и чёрных водолазках потянулись к оружию под пиджаками. Они уже выхватили пистолеты-пулемёты, но Гуру достал пистолеты Desert Eagle сорок четвёртого калибра. Три пули в каждом из громил, две в живот, одна в голову. Горбачёв приоткрыл дверь и с удивлением смотрел на Гуру. Тот стрелял в Reno Logan. Две пули в лобовое стекло. Гуру шёл на машину. Ещё четыре пули в салон "Логана". Дыры в сиденьях. Гуру открыл крышку капота и отошёл к "Ниссану". Он сцепил большие пальцы в замок и выстрелил из двух пистолетов одновременно в двигатель. Искры. Потекло масло.

Гуру выстрелил еще раз. Две пули завершили начатое дело. Двигатель взорвался.

Великий Гуру не спеша сел за руль, захлопнул дверь и выехал на шоссе.

- Это... это просто... офигительно!

- Да. Я знаю.

- Но это действительно круто! Такие пистолеты только в фильмах и играх. Как можно из них стрелять так точно и... немыслимо?

- Я научился.

- Это невероятно, да и только. - Горбачёв говорил прерывисто и удивлённо.

- Ты первый, кто это видел. Если кому-нибудь расскажешь, я тебя не убью, но будет плохо, очень плохо.

- Да кому такое расскажешь...

Они приехали в дом Великого Гуру спустя пятнадцать минут.

___

Два дня спустя Москва

- Как же так?

Терёхин упорядочил фотографии всех четырёх преступлений на магнитной доске.

- А вот это, - Салимов приступил к закреплению ещё нескольких фотографий. - Некоторые весьма кровавые и эффектные убийства последнего времени похожего характера.

На доске он поместил фотографии с мест расстрела клана Крышка, клана Курка, убийства Юрия Удилина и расстрелянного в собственной машине Антона Марецкого.

- Вот такие убийства случились за последний год. - Салимов осмотрел все фотографии на доске.

- А так они произошли в хронологическом порядке. - Терёхин переместил четыре снимка. - И теперь мы имеем полное портфолио наёмного убийцы. Вот только здесь и тут я сомневаюсь в профессиональном. - Терёхин указал на снимки Антона Марецкого и Удилина. - Больше похоже на разборки.

- Согласен... но остальные преступления просто невероятные. Мощные взрывы, расстрел кучи народа, голливудские пистолеты и все эти подобранные гильзы. Как минимум... потрясающе.

- Это не может быть один человек. На такое в одиночку никто не способен.

- Может, мы чего-то не знаем?

Они переглянулись. Терёхин пристроил на доску ещё одно фото.

- Посёлок на юго-западе области недалеко от города. Взрывчатка в автомобиле, а потом разорвало баллон с газон, но до этого трое застреленных. Их уже не сумели опознать.

- Похожий почерк. - Салимов задумчиво посмотрел на фотографию.

Они изучили имеющиеся снимки и Салимов прикрепил магнитом последний кусочек паззла: разборка в торговом центре. Кое-что было обставлено как драка мелких группировок со смертельным исходом. Но обставлено-то было это событие, конечно, очень неумело. Профессионал, по мнению Салимова, так не смог бы поступить. Друг его думал о том же и ещё о том, что профессионал, вероятно, специально так всё устроил. Сейчас не за что было зацепиться. "Это как по скале лезть, - думал Терёхин. - Если есть уступы, ты карабкаешься вверх к цели, а если их нет, то либо висишь на карабине в поисках хотя бы маленького бугорка, либо, если карабина у тебя не нашлось, можешь и в пропасть сорваться."

Сорваться в пропасть.

Не хотелось бы.

Терёхин взял чёрный маркер и обвёл по краям все фото на доске.

- Продиктуй мне даты и места преступлений, - обратился он к Артёму Салимову. - А я пока подпишу тут всё.

- Так, начнём, - Салимов открыл папку с делом о расстреле клана Крышка. - Тут у нас прошлый год, октябрь...

___

В это же время Юго-запад Московской области

Никогда ещё в маленькой деревушке, где всего двадцать домов, а автомобили есть не у каждого, не появлялся белый BMW X6. На крышке капота красовалась лаконичная надпись: MFL-96. В салоне сидели пять человек, все вооружены. За рулём человек с взъерошенными волосами, рядом с ним - кто-то в плаще от Lacoste. Сзади сидели три громадины в чёрных водолазках. Джип остановился около ворот лучшего местного дома. Первым вышел сосед водителя, потом он сам и, наконец, три громадины.

- Пасмурно нынче, - заметил тот, кто в плаще. - Самая моя любимая погода.

- Моя тоже, Швейцарец, - это уже говорил водитель. - Нам бы сейчас побыстрее сработать.

- Верно. Давайте-ка, разворачивайтесь в марше. - Прикрикнул на громадин Швейцарец.

Палыч достал из багажника штурмовую винтовку HK G36C и раздал АК-74 каждому из трёх Водолазок.

- Когда вернётесь к Мужику, скажите ему, чтобы получше вас вооружил. А вот эти "Калаши" сделаны в Китае, долго с ними не повоюешь.

Водолазки молча поглядели на Палыча и передёрнули затворы "Калашей". Швейцарец с большой любовью взял в руки винтовку FN SCAR.

- Мужик не слишком заботится о комплектации своего полка. - Швейцарец положил руку Палычу на плечо. - Вот и автоматы у них китайские.

- Да ладно, пошли сюда. - Палыч позвонил в звонок около калитки.

Нет ответа в течение тридцати секунд. "Вперёд, что я стою, чёрт возьми!" Палыч сбил замок на калитке несколькими ударами молотка.

- Быстро. Рассредоточиться по участку. - Тихо приказал Палыч Водолазкам.

Водолазки разбежались по участку, направляя автоматы на воображаемых противников. Палыч вбежал в открытую дверь дома, сразу же за Швейцарцем. Внутри никого. Палыч озлобленно опрокинул стул на пол. Второй этаж.

Там уже активно работал Швейцарец. Он исследовал все комнаты. Опять никого. И тут Швейцарца осенило. "Подвал." Он мысленно посмеялся, потом улыбнулся и ринулся в подвал. Дверь заперта. Жаждя найти то, что так нужно, Швейцарец расстрелял замок из винтовки. Он толкнул дверь. Вот и лестница в подвал. "Сейчас спущусь. Скоро, скоро всё случится!"

Но только Швейцарец коснулся перил, как снизу на лестницу кто-то выбежал. У него в руке пистолет. "Засада. Дерьмо!" Четыре выстрела из пистолета. Швейцарец прильнул к стене пережидая стрельбу. Он выглянул на лестницу, но еле-еле успел убрать голову с пути пули. Но острое зрение Швейцарца позволило ему рассмотреть пистолет. Он мысленно засмеялся. "Надо же, наши друзья вооружены "Зиг-зауером" двести двадцать восьмой модели. Кто бы мог подумать? Ха-ха!"

Палыч услышал боевые звуки и спустился по стремянке с чердака. На пути к лестнице на первый этаж он зацепился за коврик и свалился на пол. Выругавшись про себя Палыч сбежал вниз и очутился рядом с Швейцарцем.

- Может их позвать, - он кивнул в сторону улицы.

- Нет, нам они не понадобятся. - Швейцарец пошарил под плащом и вынул гранату со слезоточивым газом.

Кольцо вырвано. Бросок... Внизу кто-то закашлял. Швейцарец подождал пока рассеится газ, прижал FN SCAR к плечу и побежал в подвал.

- Всем лежать! Руки за голову! - с гигантским удовольствием оповестил подвал Швейцарец. - Быстро сюда! - это уже относилось к Палычу.

Он уже подоспел быстро как только можно и защёлкнул наручники на запястьях двух, лежащих на полу людей. Оба не особенно сопротивлялись. Только первый попытался ударить Швейцарца по ноге, но тот пригвоздил сжатую в кулак руку к полу прикладов винтовки.

- Вы-то нам и нужны. - с улыбкой заметил Швейцарец. - Где у вас тут скрытое от чужих глаз место?

- Там, - второй обезвреженный указывал на дальний угол подвала.

- Надеюсь там никого нет? - поинтересовался Швейцарец. - Иначе будете отвечать, - он бодро вскинул голову и максимально близко наклонился к жителям дома. - Оба. - и, как он любил, мгновенно отклонился назад. - А это больно.

В подвале царил полумрак. Палыч включил свет и оказалось, что царит ещё и беспорядок. Повсюду стояли какие-то стеллажи и ящики. По краткому указанию Швейцарца Палыч проверил весь подвал и обратился к двум местным жителям.

- Вставайте и идите во-он туда вот. Там поговорим.

Они нехотя поднялись и прошли за шкаф.

- Я пока тут разберусь, - рука Швейцарца была направлена на выход. - Ты выйди и скажи людям Мужика чтобы охраняли вход в дом. А ты загони машину на участок, нечего светиться на глазах у местных.

Палыч отправился исполнять указания, а Швейцарец прошёл за шкаф. Там он резко изменился в лице. Оно стало серьёзнее.

- Так... Давайте начнём разговор, - Он сел на пластиковый стул возле шкафа и начал размеренно задавать вопросы. - У вас не найдётся белого чая? А бутылочки "Кока-колы?" А белой шоколадки? А вишнёвого сока? А диска с произведениями Моцарта? А картины Босха? А оранжевых занавесок?

- Что это за бред? - Недоумённо спросил первый житель дома.

- Ну вот и разговорились. А так вы всё сидите и глазами моргаете. Теперь поговорим. Как тебя зовут?

- Зови меня...

- Что за наглость. Просто скажи имя и фамилию или кличку, если это тебя больше устраивает, и если у тебя есть кличка.

- Геннадий Пенкин, - сказал первый.

- Константин Тимирязев, - встрепенулся второй. - полковник полиции.

- Прекрасно, - шёпотом подытожил Швейцарец. - А меня называйте... Впрочем, никак меня не называйте, я для вас просто гость, заглянувший к вам и у вас же остановившийся. Да, зовите меня Гость. Чудесное имя.

- Что тебе от нас надо? - спросил Тимирязев.

- Ты и вопросы задаёшь? Хорошо, великолепно! С тебя я и начну. Давай поговорим о джазе, классическом джазе. Я когда-то играл на саксофоне. Неплохо получалось.

Швейцарец помолчал минут пять, сидя с закрытыми глазами и напевая про себя джазовые мелодии.

- Пора перейти к важным вопросам, - в подвал уже вернулся Палыч.

- Подожди, - Швейцарец лениво повернул голову в его сторону. - Надо отвлечь наших друзей от жестокости, насилия. Мы ведь ворвались к ним без стука, разве что в звонок позвонили. Предоставь мне допрос.

- Только побыстрее, - Палыч занервничал. - У нас сорок минут.

- А куда мы так спешим? - Лицо Швейцарца приобрело черты непонимания.

- Мы не можем торчать здесь до бесконечности. Соседи чего-нибудь заметят.

- Хорошо! - Швейцарец вскочил со стула. - Перехожу на быстрый режим.

Он минуту вглядывался в глаза Тимирязева, а потом задал вопрос.

- ГУВД Москвы расследует серию убийств криминальных кланов, группировок и авторитетов, ты курируешь данное дело?

- Да.

- Лаконично. Я люблю лаконичные ответы. Помнишь девяностые? Ты тогда угодил в скандал связанный с преступностью. Взятки, подставные лица, такие же подставные фирмы. Помнишь или нет? - Голос Швейцарца звучал невероятно мягко.

- Помню.

- Вот. Ты тесно переплетался тогда с ФСБ, с федеральными структурами. Помнишь специального агента по имени Великий Гуру?

- Нет.

- Я люблю лаконичные ответы, но не лаконичную ложь, - Швейцарец достал из внутреннего кармана плаща канцелярский степлер и раскрыл его.

Тимирязев попытался сглотнуть комок в горле. Сглотнул, но на его месте тут же появился другой. С ним полковник не справился. В этот момент в глазах Пенкина что-то мелькнуло и это что-то насторожило Швейцарца.

- Ты тоже что-то знаешь. Наконец-то вас кое-что объединило, - Швейцарец высвободил запястья Пенкина из наручников и прижал его ладонь к степлеру. - Ты врать не будешь?

- Нет, не буду.

- Ты не так краток как твой друг, но врёшь как он, - Швейцарец с силой нажал на степлер.

Пенкин завизжал от пронзительной боли. Тимирязев тщетно сглытывал комок в горле, а Палыч с трудом выдохнул, глядя на Пенкина.

- Где правда? - Швейцарец вогнал скобку Пенкину в ладонь. - Где?

- А-а-а-а-а! - Затянул Пенкин.

- Где? вопрошал Швейцарец.

- Я что-то слышал... Про Великого... Гуру... Как больно... Он работал в ФСБ...

- И это всё?

- Всё что я знаю... А-а-а...

- Нет, - Швейцарец приготовил степлер. - Отнюдь не всё.

И он вновь вогнал в ладонь Пенкина скобку.

- А-а-а-у-у! Я скажу!

- Ну говори тогда.

- Однажды... В девяносто девятом, кажется... Гуру пришёл в моё казино... Он со всеми там разобрался... Чёрт, как больно... Уничтожил стол для рулетки, игровые автоматы, всё что было на виду... И он никого не убил... Но увидел меня... И погнался за мной. Я... он застал меня у чёрного хода... И спросил, глядя прямо в глаза, не убивал ли я кого.

- И что ты сказал в ответ?

- Я никого не убивал, это было так... Ну, я так и сказал... Он запихнул меня головой в ближайшую

раковину... и включил холодную воду... Продержал меня так минуту и скрылся. У меня потом тяжёлая простуда была. В больнице неделю пролежал.

- И ты с тех пор никого не убил?

- Никого.

- Снова ложь, - Швейцарец отбросил канцелярский степлер и достал строительный, который чем-то походил на кастет. В ладонь Пенкина проникла ещё одна скобка. Она была больше предыдущих в два раза.

Дикие крики и вопли.

После тридцати минут допроса Швейцарец вышел из-за шкафа к Палычу.

- Их легче лёгкого расколоть, - Швейцарец почесал затылок. - А история у них интересная

- Что за история? - Палыч воодушевлённо поднялся с мягкого кресла.

- В девяностые Пенкин и Тимирязев познакомились в каком-то баре в захалустье. Они подружились и открыли в Москве казино на украденные Тимирязевым и заработанные Пенкиным деньги. За год до начала двадцать первого века их разгромил Великий Гуру. Он не убил Пенкина, а Тимирязева там вообще не было. Через год казино снова открылось, и Тимирязев по голову утонул в коррупции, крал для игорного бизнеса государственные деньги. Потом перебрался на Петровку и там отмывал по-настоящему.

- И что дальше? - Палыч хотел и дослушать историю, находясь в подвале, и убраться из подвала поскорее.

- Не перебивай, - парировал Швейцарец. - Так вот, пять лет назад к ним в казино пришла компания студентов. Выпили всё спиртное от вина и пива до коньяка и водки да ещё и проиграли кругленькую сумму - сто тысяч рублей. В общем обогатили казино полностью. Но они проболтались, что играли в казино, даже упомянули в каком именно. Тимирязев прознал о стукачестве студентов и задумал их устранить. Вместе с Пенкиным они подкараулили весёлых гуляк и убили их всех по-отдельности: одного в ресторане, одного в подъезде и ещё двоих в кафе. После этого ушли на дно и казино закрыли. Больше ничего не организовывали. А Великого Гуру встречали они последний раз только восемь лет назад, он приходил сюда, чтобы узнать что-то о мафии. Их он, как видно не убил. Получается, что Гуру устраняет лишь убийц. Интересная он личность...

Швейцарец постоял немного с закинутой на плечо штурмовой винтовкой. Затем он вогнал десяток скобок в стенку шкафа и запустил степлер в Тимирязева. Тот не смог увернуться. FN SCAR был приведён Швейцарцем в боевое положение и он позвал за собой Палыча. Как только тот ступил за шкаф он увидел страшноватую картину. На полу сидели два человека, их руки сковывали наручники, но уже на животе а не за спиной, из их ладоней текла кровь, а на полу, в красных лужах валялись окровавленные скобки из обоих степлеров.

- Приговор мой краток, - Швейцарец вскинул левую руку. - За ваши злостные деяния приговариваю вас к расстрелу. - Он наклонился к Пенкину совсем близко. - Приговор привести в исполнение немедленно. - Прошептал он, повернулся к полковнику и сказал медленно и почти неслышно. - Я бы даже сказал... мгновенно.

А потом он встал по стойке "смирно" и вскинул винтовку. Его примеру последовал и Палыч. Пули полетели в сидящие на полу тела.

Пятьдесят семь пуль.

Трупы уже не сидели, а лежали. Оба в собственной багровой крови.

- Принеси бензин и сменные магазины.

Палыч сбегал за десятилитровой канистрой и принёс два сменных магазина. Канистру он поставил на пол. Вместе с Швейцарцем перезарядил винтовку.

- Зажигалка с собой? - спросил Швейцарец.

- Вот, - Палыч протянул ему пластмассовую сувенирную зажигалку.

- Приступим, - шёпот Швейцарца никто и не услышал если бы не гробовая тишина подвала.

Он размеренно поливал стеллажи и коробки бензином. По полу текли ручейки, Швейцарец с Палычем отходили к лестнице.

- А каких-нибудь необходимых нам документов у них нет? - заволновался Палыч.

- Ничего важного, я точно знаю, потратил пять скобок для точных ответов на этот вопрос.

- Тогда поджигаю?

- Нет, зачем? - минутное молчание. - Я сам всё сделаю.

Он щёлкнул зажигалкой и поджог ручеёк бензина. Пламя распространилось по подвалу в считанные секунды.

Швейцарец стоял на предпоследней ступеньке и улыбался, наблюдая триумф огня. "Да. Снова пламя. Снова огонь".

- Мы ещё продвинулись.

- Мы о Гуру опять ничего не узнали, как мы продвинулись?

- Видишь ли, Палыч, этот дуэт заказал моего брата четыре года назад. Но их наёмник не был достаточно велик. А вот Гуру удалось убить дрожайшего человека моей жизни. Но он убил не по заказу. Мне так кажется.

Пятеро человек сели в BMW. Трое из них не были удовлетворены своим участием в операции. Дом горел. Огонь полнимался по деревянным частям конструкции.

- Ну как? Удачная работа, ребята, - Палыч глянул на задние сиденья. - Можно и музыку включить?

Ему никто не ответил.

- Любите чёрный металл? - задал вопрос Палыч.

- Я бы не отказался, - улыбнулся Швейцарец. - А что слушаем?

- Ты должен узнать.

Из стерео-системы раздались мощные и тяжёлые звуки. Песня King группы Satyricon.

- Люблю эту песню... - мечтательно произнёс Швейцарец

 

Автор - Даниил Макаревич






 
 



Уважайте авторов, не копируйте матриеал без ссылки. Майкл Студиос 2007—2016. Правила публикации наших материалов. Изложить свои мысли