Великий Гуру. Вторая глава

Ветвистое древо. Логотип
Помочь сайту

Журнал Наш Манифест Музеи Партнёры Услуги




« Предыдущая глава | Следующая глава »


Глава вторая

«А в начале пути мало кто в нас верил, не правда ли?»

Квентин Тарантино

1

Май 2011 год Московская область

- Как это называется?

Виктор Марецкий осматривал своих телохранителей. У одного из них на лацкане чёрного пиджака так и бросалось в глаза небольшое жирное пятно.

- Я же тебе костюм от Армани покупал. За тысячу триста евро. А ты? Ты даже есть научиться не можешь! Неужели не понятно, - Марецкий отступил на шаг от стройной шеренги телохранителей, окидывая их внимательным взглядом. Вы все всегда около меня, когда я в обществе, на встречах с людьми, людьми из приличного общества. По вам судят обо мне. Вы аккуратны я аккуратен, вы одеты с иголочки я тоже. А если ты такой идиот, что не можешь еду на вилке удержать, - Виктор Марецкий резко шагнул к телохранителю с пятном на пиджаке, то и я, естественно ничуть не лучше.

Телохранитель нервно сглотнул. Марецкий указал ему на дверь в гардеробную. Внутри висели десятки костюмов для телохранителей, каждый для особого случая. Одни для встреч с партнёрами, другие для разбирательств с недругами, третьи для похода в ресторан и т. д. и т. п. Незадачливый телохранитель вышел из гардеробной через минуту, в новом костюме. Стоит заметить, что все основные личные охранники Виктора Марецкого, а их всего шесть, одевались так, чтобы вокруг охраняемого ими объекта сохранялась абсолютная симметрия. Выглядело это так. Двое телохранителя шедшие впереди надевали, как правило, тёмные, но абсолютно одинаковые рубашки и всегда чёрные галстуки. Идущие справа и слева от Марецкого охранники одевались в одинаковые светлые, сильно контрастирующие с первым ярусом, рубашки, а галстуки всегда был белыми. Последний ярус охраны всегда носил чёрную рубашку, но зато мог выбирать галстук, лишь бы он был красным или белым. Костюм у каждого яруса должен быть чёрным без каких-либо вкраплений Виктор Марецкий ненавидел какие-либо инородные цвета на чёрных костюмах.

В окружении команды телохранителей Марецкий вышел из дома для своей верной охраны. Пройдя по дорожке, уложенной гранитной плиткой главный мафиози города вошёл на просторную веранду куда более просторного дома. К нему подошёл осведомитель.

- С кем я сегодня встречаюсь? Марецкий посмотрел на осведомителя в ожидании максимально развёрнутого ответа.

- Юрий Удилин, он же Удильщик. Осведомитель говорил тонким и слегка аристократичным голосом. Он возглавляет клан «ЛОР» в Ясенево, также покровительствует местным скинхедам, так как разделяет их взгляды. На счетах клана «ЛОР» пятнадцать организованных вооружённых нападений, двадцать одно убийство и шестьдесят два жестоких избиения мигрантов из средней Азии.

 

- Стоп Марецкий посмотрел на осведомителя так, словно хотел нашинковать его на тёрке. Ближе к делу, расскажи про Удильщика, а не про его клан. И перестань говорить, как английский аристократ, ты понял меня?

- Понял, Виктор Александрович. Осведомитель нервно сглотнул. Так вот, Удильщик любит ездить на больших чёрных джипах. Он ненавидит классическую музыку и песни любых жанров. Из всех видов и направлений музыки предпочитает тяжёлую электронную, так что не стоит при нём заказывать классические мелодии в ресторане. Ресторан, в котором вы встречаетесь, находится в пятизвёздочной гостинице «Красные холмы» на Космодамианской набережной. Для вас заказана отдельная комната, чтобы остальные посетители ресторана располагались подальше от вас. Но я немного отошёл от темы. Удильщик непримиримый расист и, как я уже говорил, разделяет взгляды скинхедов, поэтому советую вам поддержать с ним беседу о ненависти к мигрантам, афроамериканцам и так далее. Это всё что может понадобиться вам при встрече с Удильщиком сегодня, в половине шестого вечера. А теперь немного о его биографии: он родился и вырос

- Всё, всё, всё, - Виктор Марецкий прервал речь осведомителя. Это всё, что я хотел знать об Удильщике. Ты молодец, многое о нём узнал. Виктор Марецкий похлопал осведомителя по плечу и, удалился в дом.

___

Чёрный джип Mercedes G-class Brabus с максимально возможной тонировкой на всех стёклах мчался по Севастопольскому проспекту, ничего не опасаясь на своём пути. За рулём сидел большой, лысый и абсолютно в себе уверенный криминальный авторитет в чёрной кожаной куртке Юрий Удилин, по прозвищу Удильщик. По его гладко выбритому лицу было очень хорошо видно, что в этом городе и его окрестностях ему нечего бояться. Кроме Удильщика в машине сидели три громадных телохранителя в чёрных пиджаках и таких же чёрных водолазках. Эта четвёрка выехала из Ясенево совсем недавно и сейчас направлялась прямиком на Космодамианскую набережную, в гостиницу «Красные холмы» на очень важную встречу с Виктором Марецким. Джип ехал на полной скорости, но через пару минут остановился там, где любое влияние теряет всякий смысл в длинной пробке. Впереди была авария: маршрутка столкнулась с маленьким фургоном, автомобили выстроились в длинную колонну и еле-еле плелись друг за другом объезжая место столкновения. Удилин выглядел совершенно спокойно, но на самом деле он сильно нервничал, если он опоздает на встречу с Марецким, его авторитет в глазах главного мафиози Москвы резко упадёт, а это было совсем не на руку Удилину. В салоне "Брабуса" стало жарко, Удильщик открыл окно и услышал какой-то русский рэп из открытого окна соседней машины красного BMW X6. Удильщик пришёл в ярость, он ненавидел песни, а особенно русский рэп. Удилин высунулся из окна. Слушателем русского рэпа оказался мускулистый студент третьего курса. Удилин с очень серьёзным выражением лица заглянул в окно к студенту и тихо сказал:

- Выключи песню.

- А то что? Студент щёлкнул пальцами, и окно задней двери съехало вниз. На заднем сиденье расположились два его дружка кавказской национальности с бейсбольными битами и наглыми лицами. Врубишь на полную свой шансон?

Дружки на заднем сиденье засмеялись, но Удилин с ещё более серьёзным лицом проговорил.

- Если я говорю: выключи песню, значит выключи песню или я выключу тебя.

- Да ты ещё и угрожать умеешь. Студент усмехнулся. А ну ка покажем этому говнюку кто здесь крутой!

Из машины студенты вышли два его дружка с битами. Один из них, тот, что повыше, грозно произнёс, потрясая битой.

- Выходи, падла, будем тебе мозги вправлять.

- Помочь, Юрий Георгиевич? Охранник Удильщика, сидящий на переднем сиденье, достал из-под пиджака пистолет LAR Grizzly пятидесятого калибра и передёрнул затвор.

- Нет, - Удильщик открыл дверь. Я сам справлюсь.

И он вышел из машины. Почти два метра ростом, сто шестьдесят килограммов веса, мастер спорта по боксу и греко-римской борьбе, словом его не надо было злить, а тут ещё и нервы. Удильщик был страшно зол.

- Давайте, врежьте ему Студент тоже выскочил из машины и встал неподалёку от Удилина.

- Подходи, толстый, - Высокий дружок студента встал в стойку с битой.

- Ты сам напросился, - Удильщик закрыл дверь машины. Я подхожу.

Первый дружок замахнулся битой, но упал на асфальт без сознания. Второй дружок, тот, что повыше занёс биту над головой и нанёс удар по Удильщику, но тот успел поставить блок, и на железной бите появилась вмятина от руки авторитета. После этого второй дружок врезался в бампер BMW на полной скорости. Наглый студент попытался запрыгнуть в свой автомобиль, но Удилин настиг его и прижал к передней двери его машины.

- Ты знаешь, кто мой отец, урод? Студент пытался выкрутиться, как мог до последнего. Он засадит тебя и твоих горилл на всю жизнь!

- Ты не прав. Удильщик ударил студента в живот так что того вырвало. Он мне скажет спасибо за то, что я воспитал тебя как следует.

Удилин залез в салон BMW и бросил студента на водительское сиденье. После этого он достал из-под куртки небольшой молоток и с яростью разбил встроенную стерео систему вдребезги.

- Если ещё раз увижу тебя, - Удилин уже остыл и был с виду спокоен. Разобью машину и твою голову. А сейчас забирай двух своих ублюдков и проваливай.

Пробка рассосалась и машины тронулись. Удилин залез обратно в "Брабус" и закрыл дверь.

- Ну, вот сразу и легче стало. Удильщик повернулся к охране, улыбаясь. Телохранители заулыбались в ответ.

Удильщик вдавил педаль газа в пол, но тут зазвонил телефон. Удилин затормозил и достал из кармана тёмно-синих джинсов мобильник Nokia X6. Он ответил. Разговор длился ровно минуту. После разговора Удильщик повернулся к телохранителям с радостью в глазах.

- Звонил Марецкий. Встреча отменяется. Кто-то звонил в отель, сказал там бомба и Марецкий отменил встречу. Едем обратно.

Удилин резко развернул машину и включил композицию группы The Qemists «Tomcat». Единственный жанр музыки, предпочитаемый Удилиным: тяжёлая электроника. Проезжая мимо машины наглого студента Удилин сбил молотком зеркало заднего вида.

___

Через двадцать минут Удилин с командой телохранителей прибыл в Ясенево. Он купил немного продуктов в супермаркете и, выходя из супермаркета к машине, похлопал по плечу какого-то скинхеда, заходящего в магазин. Тот в удивлении обернулся и долго ещё смотрел Удилину вслед, пока он не сел в машину, и не умчался вдаль по улице Инессы Арманд.

Удильщик остановил машину возле дома шестнадцатиэтажной панельной громадины восьмидесятых годов постройки и, выйдя из машины, услышал звуки классической музыки, доносившиеся из припаркованного у тротуара автомобиля Nissan Pathfinder. Как же он ненавидел классическую музыку.

- Сегодня что, день ублюдка? Воскликнул Удильщик. Пошли со мной. Он подозвал одного из телохранителей. А вы оба стойте тут и держите пушки наготове. Эти слова были обращены к двум другим телохранителям.

Удильщик подошёл к машине и постучал в окно. Оно плавно отъехало вниз. Внутри сидел человек в чёрном пальто и в тёмных очках.

- Выключи музыку, ублюдок, а не то

Раздались три выстрела приглушённые глушителем. Из ствола пистолета Beretta 92FS вылетели три пули, они попали в ноги Удилина. Ещё две пули в грудь его охранника. Человек в пальто вышел из машины, ударив Удилина по голове дверью, и стремительно поднял его грузное тело, прикрываясь им от выстрелов. Телохранители около машины открыли огонь из пистолетов-пулемётов Ingram MAC-10, но пули были выпущены по бокам от Удилина чисто символически. Человек в пальто, прикрываясь телом авторитета, выпустил шесть пуль в сторону телохранителей всё должно быть похоже на обычную разборку между кланами, где стрелки не так метки как человек в чёрном пальто. Две пули из шести попали в грудь первого телохранителя, ещё три в голову и живот второго, а оставшаяся пуля в крышку капота и лобовое стекло чёрного Мерседеса.

- Мне уже надоело задавать этот вопрос, - Великий Гуру приставил пистолет ко лбу очнувшегося Удилина. Но что ты знаешь о Викторе Марецком?

- У нас с ним сегодня должна была быть встреча, - Удилин даже не думал сопротивляться в отеле «Красные холмы», а больше я ничего не знаю.

- Я тебе верю. - Великий Гуру переставил пистолет на уровень груди Удилина. но я тоже знал о вашей встрече, так что ты мне ничего нового не сказал.

- Стреляй. Мне нечего терять.

- Все вы так говорите, - Гуру выстрелил Удилину в грудь и живот оставшимися четырьмя пулями. И все вы ошибаетесь.

Nissan Pathfinder быстро и уверенно ехал к пустынному шоссе по московскому кольцу. Великому Гуру сегодня повезло: его задание совпало с его путём мести, но очередной авторитет не сказал Гуру ничего нового.

Солнце село за горизонт. Великий Гуру ехал по кольцу к своему нанимателю и просто единственному другу Александру Игоревичу Киселёву или просто Киселю.

 

 

2

Май 2011 год Московская область

Только что мой Nissan подъехал к участку, огороженному простым деревянным забором неброского тёмно-зелёного цвета. Здесь живёт человек, чья жизнь дала ему достаточно опыта, чтобы он мог пользоваться им абсолютно в любых жизненных ситуациях. На небольшом участке, в глубине, стоит маленький дом высотой в один этаж. Несмотря на скромные размеры этот дом самое уютное, странное и необычное место на всей Земле. В нём живёт тот, кто спас меня после смерти первого нанимателя Кисель. Стоит о нём немного рассказать.

В девяносто втором Кисель познакомился с тремя московскими бизнесменами и решил открыть свою компанию, представляющую резко набирающие тогда популярность IT-услуги. Но через два с половиной года компания была полностью уничтожена. Один из знакомых бизнесменов был жестоко убит. Кисель не потерял уверенность. Он организовал магазин обуви и даже открыл второй магазин, но очередной налёт. Всего магазин просуществовал три с четвертью года. Казалось, неудачи начинают преследовать Киселя, как только его дело обретает успех. Друзья-бизнесмены покинули Киселя, и он остался совершенно один в мире девяностых мире стремительных взлётов и ещё более стремительных падений. Но он не растерялся, нет, Кисель открыл юридическое агентство. Он сам получил два высших образования юридическое и экономическое. Учился он в школе, специализирующейся на изучении французского языка, а попутно изучал английский язык. Так что юридическое агентство стало совокупность материала, который он изучил за период своей молодости. Четыре профессиональных юриста вошли в команду Киселя. Но очень скоро его офис обстреляли члены главного клана Юго-западного округа (Кисель разместил в нём офис, считая округ лучшим по соотношению безопасность - арендная плата). Кисель ушёл на покой. Ему было слегка за сорок для бизнесмена он был в самом расцвете сил. Он решил сотрудничать с благородной мафией, которая могла обеспечить надёжную «крышу», но беда была в отсутствии таковой в Москве и во всей России в целом. Кисель навсегда возненавидел бандитов, обычную московскую мафию, ибо она уничтожила все его идеи.

Кисель не отчаялся и здесь. Он решил помогать бизнесменам, да и другим людям тоже, путём убийства угрожающих им преступников. Но так как сам Кисель не владел «искусством» убийства, он решил найти тех, кто им владеет наёмных убийц. И снова Кисель стремился к наилучшему «оказанию услуг». Наёмные убийцы должны были быть просто великолепными. Кисель проверял все их навыки: начиная со стрельбы из снайперской винтовки и заканчивая скоростным завязыванием шнурков. Но Киселю не везло. Ни один наёмный убийца не был профессионалом и, вряд ли, мог стать им даже через несколько лет. Удача покинула Киселя, но не навсегда. Спустя несколько лет он подобрал у дороги человека с чемоданчиком в руках. Этим человеком оказался я. Кисель заметил пистолет в слегка приоткрывшемся чемоданчике. И вот он наконец-то нашёл необходимого человека. Я упорно тренировался пять месяцев и довёл мастерство, полученное в спецслужбах, до абсолютного совершенства. За работу друзья и знакомые Киселя платили мне исправно, а задания я получал не больше двух раз в месяц.

Итак, дом Киселя расположился в глубине достаточно большого куска хвойного леса. Кисель всегда любил природу и потому выбрал себе дом вдали от городской суеты. Я позвонил в маленький ромбовидный звонок. Между сосен можно было разглядеть веранду. На ней показался человек в сине-бежевом свитере и светло-синих джинсах. Он поднял вверх правую руку и помахал ей в знак приветствия. Я открыл калитку и вошёл в совсем другой мир. Пройдя по узкой дорожке метров тридцать, я ступил на веранду. Кисель встретил меня и с улыбкой проводил внутрь дома, оглядевшись вокруг. Дом состоял из двух комнат в первой разместились кухня, диван, журнальный столик, огромное количество книг на навесных полках и в стеллажах. В глубине около окна стоял квадратный стол с двумя стульями, стоявшими друг напротив друга. За этот самый стол мы и присели.

- А ты так и не купил себе телевизор. Я знал, что Кисель не начнёт разговор сам, если не сочтёт это нужным, а счесть разговор нужным, если только это не касалось его дел, Кисель мог в течение нескольких часов. Поэтому я и задал сторонний вопрос, как бы ни о чём.

- Телевизор это зло. Кисель был в ответах лаконичен.

- Может быть, но я здесь не из-за отсутствия у тебя телевизора, а по другому поводу.

- Какому же? Кисель понял, что я хочу заставить его говорить более длинными фразами, а он это не любил.

- Ты знаешь. Швейцарец.

- Да. На лице Киселя появилась вздёрнутая бровь раздумий. Я вспомнил. Он встал и подошёл к настенному стеллажу. Вот тут всё, что мне удалось добыть. Он достал с полки тонкую папку с красной надписью на белой обложке: «Швейцарец».

- Тут не очень-то и много. Я рассмотрел папку со всех сторон и пробежался по тексту первой страницы.

- Восемь страниц. Кисель был недоволен моим возмущением. Это всё, что мне удалось добыть через друзей. Не открывай здесь. Прочитаешь дома, когда прочитаешь, поймёшь, почему здесь этого лучше не делать.

Я спрятал папку во внутренний карман пальто. Кисель разговорился.

- Кстати о друзьях. У тебя их нет, а надо бы ими обзавестись. Мои друзья помогли мне, эта папка и не она одна. Какая-то папка только капля в море помощи моих друзей, а это море огромно.

- Я в друзьях не нуждаюсь.

- Ты разбираешься в людях, а это важно при выборе настоящего друга. Кисель посмотрел на меня как-то в упор.

- Друзьям нельзя до конца доверять без твоего опыта, да и к тому же у меня есть ты.

- Это конечно неплохо, - Кисель встал со стула, поняв, что меня ничем не проймёшь, давай-ка лучше поговорим о наших обычных, повседневных делах.

Кисель включил магнитофон, из динамиков послышался «Вальс № 2» Шопена. Кисель слегка повысил громкость играющей музыки и повернулся ко мне.

- Люблю классику, возможно, это единственное, что стоит слушать в нашем сегодняшнем мире.

- Возможно.

Кисель посмотрел в окно. Его лицо выражало тревогу с элементами задумчивости.

- Загони машину на участок и приготовь пистолет. Кисель всё ещё смотрел в окно. Там какие-то парни прошли по дороге, а эти места слишком отдалённые, чтобы кто-нибудь захаживал сюда просто так.

Я действовал быстро. Отогнал автомобиль к дому Киселя и прикрыл маскировочной сеткой. Сам Кисель встретил меня на веранде со свёртком в руках. Мы зашли в дом. Внутри свёртка лежал пистолет HK P2000. Кисель открыл маленькую дверцу в стене и показал мне свой домашний арсенал. Здесь лежали три вещи: дробовик Mossberg 500 Cruiser, коробка с патронами для него и автомат FAMAS G2 с пятью дополнительными рожками.

- Приготовь пистолет. Кисель резко стал крайне серьёзен.

Я достал свой любимый пистолет. Кисель проверил дробовик на наличие патронов и положил его на табуретку около дивана.

- Ты ещё носишь с собой этот пафос? Кисель кивнул в сторону Desert Eagle.

- Это достаточно мощный и эффективный пафос, чтобы его можно было носить с собой. Но на заданиях я его не использую слишком шумный.

- Тихо, - Кисель перешёл на громкий шёпот, - они лезут через забор.

Внезапные гости в тонких пиджаках уже шли по участку, скрываясь за деревьями.

- Они даже дверь открыли. Первый гость тихо вошёл в дом через дверь и свернул к дивану.

Я наставил ему на голову пистолет. Гость не двигался. Я прошептал ему на ухо несколько слов. Парень продолжил двигаться, как ни в чём не бывало. Кисель вынул у него из-под пиджака пистолет Sig-Sauer P226 и револьвер Ruger GP100. Второй парень обходил дом и начал лезть в открытое окно на кухне. Кисель тихо направился в сторону второго незваного гостя. Через несколько секунд тот уже подходил к нам с пистолетом Киселя около виска.

- На кого ты работаешь? Кисель был спокоен, но очень настойчив. Назови имя.

- Я ин-н-нформатор, - первый паренёк заикался от страха, - от полковника Тимирязева. Прошу не убивайте меня, не надо!

- Это неверный ответ. И Кисель нажал на спусковой крючок.

Но выстрела не последовало. Только щёлк затвора. Кисель незаметно подмигнул мне и засмеялся, засмеялся громко, искренне и расковано. Никогда я не видел этот смех. Но, чтобы подыграть засмеялся примерно также.

- Тимирязев замечательно меня разыграл, но ему меня не перехитрить. Давайте-ка мне досье.

Второй парень вынул из-под пиджака папку похожую на досье Швейцарца и с опаской дал её в руки Киселю.

- Ты не бойся меня, Кисель взял папку из дрожащих рук и кивнул в мою сторону, и моего армейского друга тоже не бойся. Мы с ним сидим, говорим о жизни, а тут вы. И эта фраза про открытую дверь. У Тимирязева талант разыгрывать. Но вы свободны. И заберите свои побрякушки. Он указал на револьвер и пистолет на полу.

Оба информатора удалялись в сторону дороги и посмеивались.

- Ты знал всё с самого начала? И что это за «армейский друг».

- Я тебе всё объясню. Полковнику Тимирязеву совсем не стоит знать о твоей работе, и поэтому для него ты - мой армейский друг, который частенько заходит ко мне поговорить о военном прошлом.

Мы ещё немного посидели и поговорили как два армейских друга. После этого я вышел на улицу.

- Подумай о друзьях, сказал Кисель, выйдя вслед за мной.

- Я на твоём месте не доверял бы Тимирязеву. Я слышал о нём не самые лучшие вещи, когда работал в федеральной службе.

- Как знаешь, а я ему доверяю.

Я снял с машины маскировочную сетку. Через пятнадцать минут я уже ехал по МКАД домой. Магнитола играла песню группы U2 «Vertigo». Меня ждали два досье: Швейцарец и Марецкий. Я был уверен, что Тимирязев как-то в этом замешан. В ФСБ мне приходилось узнавать многое о нём, и пара фактов мне не понравились. В федеральной службе была и клевета, но то досье мне показалось правдой. Неужели Кисель допустил ошибку, а он всегда разбирался в людях. Не могу определиться, правда это или нет, но Тимирязев не тот, кому следует верить. Как же я глубоко погрузился в преступный мир. Может быть, мне уже не выбраться, но я буду бороться, и идти до конца.

Скоро будет мой поворот. МКАД как ни странно свободен. Вдруг зазвонил мобильник. Я вынул из кармана телефон. Ответил на звонок.

- Я хочу, чтобы ты знал, что это сделал я. голос то ли шептал, то ли слегка хрипел. Мне он знаком. И тут он еле слышно шепнул. Бабах.

Я выпрыгнул из машины на не ограждённый участок обочины, прихватив чемодан с пистолетом. Как же мне везёт, на МКАД такая обочина настоящая редкость. Как же мне везёт. Nissan Pathfinder взорвался в двадцати метрах от меня. Это сделал Швейцарец, но я твёрдо уверен, он знал, что мне удастся выжить. Чтобы это значило?

 

 

3

Май-Июнь 2011 год Москва район «Измайлово» старый ангар

Под покровом ночи сорок два человека собрались в ангаре на экстренную сходку, организованную Виктором Марецким. Он был крайне обеспокоен. За полгода какой-то ублюдок убил его старшего брата, до этого был полностью истреблён клан «Крышка», четыре месяца назад убрали малочисленный клан Курка, а буквально на днях расстреляли Удильщика. Марецкий считал, что, как минимум два этих события связаны между собой, но он ни в чём не был уверен. И потому-то он собрал экстренную сходку для той криминальной верхушки, которой небезразлична судьба московской мафии авторитетов, входивших в систему, тех, кто в большей или меньшей степени зависит друг от друга. Виктор Марецкий знал каждого из них лично и с каждым поддерживал связь и устойчивые деловые отношения.

На потрескавшихся часах, висевших в ангаре, была уже половина одиннадцатого ночи. Все, кто находился внутри ангара, затихли, потому что Виктор Марецкий начал свою вступительную речь.

- В первую очередь я хочу поблагодарить Алексея Олеговича Смирнова, который так же известен как Заурядный. Он предоставил нам замечательный ангар с великолепным для ангара интерьером, для экстренной сходки. Мои благодарности. Виктор Марецкий взглянул на Смирнова с улыбкой. А теперь, к делу. Вы все собрались здесь не просто так, а по очень важному делу. Марецкий выдержал небольшую, но многозначительную паузу, чтобы все хорошенько осознали важность дела. Кто-то уничтожает нашу систему, систему благодаря которой мы на свободе, благодаря которой мы существуем с таким жизненным комфортом. Все вы знаете о полном уничтожении двух кланов клана «Крышка» и Клана Курка. Кроме того совсем недавно был расстрелян Удильщик, самый влиятельный человек в Ясенево. К системе принадлежал только клан «Крышка», а его истребили до основания. Я считаю, что первые два массовых убийства связаны между собой, а вот смерть Удилина Я ничего не могу про неё сказать, всё похоже на разборку, разборку вне системы, а значит это не должно нас так сильно волновать.

Но, всё-таки, если подумать, каждое из этих событий должно волновать нас очень сильно. Если убийца профессионал настолько высокого уровня, что смог уничтожить целый клан «Крышка» нам следует бояться, ибо следующим может стать любой из нас. Но это всё не мои слова. Так сказал бы тот, кто падает навзничь, как только на него наводят пистолет. Но после такого морального поражения пистолет, оказывается, не заряжен вовсе. Так и сейчас. Какому-то непонятному придурку просто повезло. Нам надо просто перестать бояться. Мы не пугаться должны, а действовать. Действовать! И завалить ко всем чертям этого парня с грёбаными голливудскими пистолетами! Я сегодня расскажу вам план действий. План по уничтожению этого урода. Итак

- Прости, прости, прости меня, пожалуйста. Я, кажется, вновь обрываю тебя на самом интересном и интригующем месте, но ведь по делу, поверь мне по очень важному делу. Извини, что мои слова немного похожи на твои, но я не нарочно, нет. Я, в отличие от тебя объясню тебе не важность, а серьёзность ситуации, а она куда больше важности. Раз в пять больше. И сейчас я вам её изложу, а мои верные друзья мне помогут, будут ассистировать мне в течение следующих нескольких минут. Заходите, заходите. Швейцарец подозвал четырёх людей из помещения, соединяющего вход в ангар с основным его пространством.

Четыре человека вошли и встали по бокам от Швейцарца. Пироман включил свет в маленьком помещении ангара. Некролог дал Швейцарцу чёрный фломастер. Револьвер протянул ему красный маркер, а Дуплет вынул из нагрудного кармана рубашки зелёный маркер и тоже отдал его Швейцарцу.

- Вот и хорошо, - Швейцарец окинул анализирующим взглядом стеклянную перегородку между основным и небольшим помещениями, - как хорошо, что здесь есть стеклянная перегородка, а то пришлось бы доску с собой тащить, а это такой бред. Поверьте мне.

- Может, расскажешь нам свой план. Это говорил Мужик, авторитет в Люберцах.

- Тихо, тихо. Надо быть терпеливее. Швейцарец смотрел пронзающим взглядом. Видишь, как все вокруг слушают, а ты что, хуже всех что ли? Посиди и послушай меня внимательнее.

Мужик притих, нервно сглотнул и отпил глоток из фляги с виски.

- Итак, господа, я сейчас объясню, почему вам следует бояться, бояться так, что голова закружится. Тот самый «придурок с голливудскими пистолетами» - профессионал, каких мало. Я вам об этом уже говорил пять месяцев назад, а вы мне не поверили, а стоило. Вот смотрите. Швейцарец нарисовал на стекле зелёным маркером несколько городских домов и принялся тыкать в них пальцем. Это ваш прекрасный мир, мир, где ваша власть равна ста процентам. Он написал число сто около города и обвёл его в кружок. Вы думаете, что этому парню повезло и вам легко удастся схватить его, главное слегка поднапрячься. Но это ваш мир, а вот это реальность, - Швейцарец поделил стеклянную поверхность пополам чёрным фломастером и нарисовал справа от города точно такой же город, только красным цветом, суровая реальность, где каждый из вас в огромной опасности. Я вам напомню, что его называют Великим Гуру и он достаточно велик, чтобы расстрелять любого из вас когда угодно и где угодно. Швейцарец резко повернулся лицом к компании мафиози и еле слышно прошептал, - Вам нигде не спрятаться.

А теперь вам стоит выбрать. Вам предстоит выбор. Вы должны выбрать прямо сейчас. Вы говорите мне, что я спятил, посылаете меня куда подальше и смотрите, как кровь заливает город, а трупы авторитетов и членов их кланов застилают его улицы. Это первый вариант. И вы верите мне, объединяетесь и мы убиваем этого Гуру ценой жизни нескольких мелких солдат ваших кланов. Это второй вариант. Выбор за вами, господа.

Швейцарец медленно пошёл к выходу. Вдруг его окликнул Смирнов.

- Я тебе верю, но я насторожен. Твой план, должно быть, достаточно интересен. Надеюсь, со мной многие согласятся.

- Я соглашусь, - Виктор Марецкий встал с кресла, - тебе стоит верить.

Постепенно все в ангаре захлопали, а Швейцарец медленно повернулся и с улыбкой прошептал, так, чтобы всем было хорошо слышно.

- А вот это правильный разговор.

Охрана закрыла двери в ангар, а Швейцарец приступил к рассказу своего плана. На дворе уже июньская атмосфера, и вдалеке слышен пьяный крик студента из Измайлово.

 

 

4

Июнь 2011 год Московская область посёлок «Голицыно»

В беспорядке посёлка незаметно появился серебристый Renault Logan. Автомобиль ехал сквозь пыль, отпугивая собак и случайных детей, выбегающих на дорогу с литровыми бутылками, наполовину заполненными Кока-колой. Машина приближалась к неказистому двухэтажному зданию на самой окраине Голицыно. Дверь водителя открылась, и чёрные мокасины Timberland коснулись пыльного, всего в трещинах асфальта.

- Почему мы приехали именно сюда? Пироман вылез из задней двери.

- Здесь одна из точек продажи наркотиков, связанная с мафиозной системой Москвы и области, он придёт именно сюда, я это чувствую. Чувства меня никогда не подводили и не подведут. Я знаю. С этими словами Швейцарец отбросил мокасином камень и двинулся к входу в здание.

Некролог и Пироман поправили куртки и медленно, оглядываясь по сторонам, пошли за Швейцарцем и, немного опередив его, открыли ему проход в здание. От шумной улицы первый этаж дома отделяла дверь с большим выцветшим плакатом группы AC DC. Внутри, в отличие от июньской улицы было прохладно и пахло старым жидким мылом и свежевыжатым апельсиновым соком. Первый этаж был похож на огромную прихожую, совмещённую с кухней и гостиной. В пределах этажа никого не было видно. Швейцарец запрокинул голову и с притворным интересом оглядел комнату. Вдруг по винтовой лестнице спустился человек в красной футболке, оранжевой кепке и таких же оранжевых шортах. Он держал в руке стакан с апельсиновым соком и потягивал его из соломинки. В другой руке он держал пластмассовую зажигалку и постоянно щёлкал её колёсиком.

- Ну и что же привело вас ко мне? Человек поставил стакан с соком на стол. Называйте меня Антон. Если вы прибыли с верхов, я вам рад, а если с низов, я немного удивлюсь, но тоже буду очень рад. Хе-хе.

Он скрутил и закурил косяк. Швейцарец повернулся к Некрологу и Пироману и тихо сказал им, описав круг глазами.

- Обыщите всё, он где-то здесь. Я чувствую это, понимаете?

Антон вскочил со стула и рассержено бросил стакан на пол.

- Вы чего делаете, я сейчас позвоню Палычу! Он приедет сразу!

- Спокойно. Швейцарец подошёл к столу и поправил Антону кепку. Не надо сейчас так шуметь и все проблемы мгновенно испарятся. Пуфф. Вот так и будет. Он вскинул вверх правую руку.

Он повернулся к Антону и с пониманием улыбнулся, глядя ему в глаза пронзающим взглядом. Пироман открыл шкаф и на него посыпались папки и бумаги.

- Это все документы от клиентов, чёрт возьми! Антон бросился к шкафу.

Пироман оттолкнул его, и Антон упал на стул. Некролог пошёл на второй этаж. На втором этаже не было ничего кроме лежащей на полу газеты и рулона обоев на подоконнике маленького грязного окошка. Антон достал мобильник и быстро набрал какой-то номер. Швейцарец выбил телефон из его руки метким ударом ладони.

- Не надо звонить, мы же с миром к тебе пришли, в конце концов, а ты? Как ты неуважителен к своим гостям.

И Швейцарец вырубил Антона таким же метким ударом кулака. После этого он огляделся вокруг и как бы невзначай сказал.

- А я Я ничего не знаю, господин полицейский, совсем ничего.

На улице сияло солнце и дул приятный ветерок. Ничто не предвещало неожиданный визит. Вдруг в окно влетела кувалда, выломав деревянную раму. Швейцарец жестом позвал Пиромана на второй этаж, там Некролог уже выхватил пистолет Sig-Sauer P226. Внизу раздался звук дверного замка, вдребезги разбитого выстрелом из дробовика. Швейцарец аккуратно достал из кобуры на поясе пистолет Walther P99. Внизу раздались два выстрела из дробовика. Это в дом зашёл Палыч.

- Ну, наконец-то. Антон очнулся, опёрся о стол и увидел Палыча. Наконец-то ты пришёл.

Дробовик Палыча выстрелил, и голова Антона разлетелась по столу на окровавленные куски. Палыч перезарядил Remington 870.

- Наконец-то я пришёл, пробормотал он.

- Спускаемся, - прошептал Швейцарец, - всё по плану. Это добрый дядя Палыч приехал за нами.

Палыч стоял внизу и, как только Пироман показался на винтовой лестнице, Палыч выстрелил в него из дробовика. Некролог мгновенно навёл пистолет на Палыча, но Швейцарец схватил его за руку.

- Нет, нет, это ты зря. Швейцарец потащил Некролога вниз по лестнице, - Я сейчас проясню тебе ситуацию. Мы пришли сюда для отвода глаз. Нам нужно было тихое местечко, чтобы похоронить тебя и твоего друга, а кроме того ещё и пришлось избавиться от него. Рука Швейцарца указала на обезглавленное тело Антона, лежащее на полу. Видишь ли, Марецкий согласился объединить меня со своей системой, если я выполню одну работу для него. К сожалению, он такой говнюк, что из всего хочет извлечь выгоду.

- Но ты же сказал, что мы здесь ради смерти Гуру, ты говорил, что чувствуешь его. Некролог был в замешательстве.

- Я говорил, что чую его, и я имел в виду наглого предателя криминальной системы, между прочим.

Некролог упал на пол и раскинул руки в стороны, а Швейцарец вынул из кармана джинсов маленький флаг Швейцарии и положил его Некрологу на лицо. Палыч отстрелял три оставшихся заряда в шкаф, лестницу и зеркало за столом. Они вышли из дома. Швейцарец отогнал Renault на задний двор и поставил его к стене кухни, за которой стоял баллон с газом. Палыч завёл свою машину, белый блестящий джип BMW X6 с надписью "MFL-96" на крышке капота.

Они отъехали от дома, Палыч развернул машину. Швейцарец надел латексные перчатки и достал из кармана маленький серый пульт.

- Теперь нас четверо. Дуплет, Револьвер, ты и я, конечно же, обратился он к Палычу, - а тем, кто не оправдал доверие, нет места в моей команде.

Швейцарец чуть-чуть опустил боковое стекло, нажал на кнопку, и Renault Logan взорвался, разрушив непрочную стену кухни. Через полсекунды баллон запылал и разорвался. Дом горел. Из-за тонированных стёкол доносились суетливые крики. Швейцарец тихонько улыбнулся и выкинул пульт в придорожную канаву.

За рулём BMW X6 сидел Палыч. Худощавый и высокий, в огромных солнцезащитных очках Lacoste, он весь был наполнен молодым пафосом, «крутизной» и литром Pepsi. Он ненавидел две вещи: российские автомобили и подтягивания на турнике. В своей короткой двадцатипятилетней жизни Палыч уже успел переломать себе достаточно костей и получить сотрясение мозга два раза. Но ему ничто не могло помешать двигаться по жизни легко, плавно и с особым задором.

Ловко подрезав пару машин, Палыч остановился около забытого телефона-автомата. Швейцарец вышел. Поговорив по телефону полторы минуты, он вернулся обратно и, плавно закрыв дверь, с удовлетворением повернулся к Палычу.

- Марецкий принимает мой план. Завтра мы начнём охоту на этого Гуру и тогда, Швейцарец уже вошёл в образ властного карателя, город будет содрогаться под тяжестью каждого нашего шага.

Палыч рванул джип с места и помчался в город, чтобы тот как можно быстрее содрогнулся под тяжестью каждого шага Палыча.

 

 

5

Июнь-июль 2011 год Москва Западный округ

На часах четверть восьмого. Солнце ещё высоко, но неумолимо направляется к закату.

Великий Гуру укладывал необходимые принадлежности для дела, ставшего его делом жизни. Два пистолета Beretta 92FS с глушителями разместились в карбоновом чемоданчике вместе с дополнительными магазинами на пятнадцать патронов каждый. Для тихого убийства большого количества человек в большом городском помещении, например, в пентхаусе необходимый набор.

Задание у Великого было довольно обычным: проникнуть в пентхаус и убрать крупного наркоторговца из Ярославля, приехавшего в Москву, как всегда это бывало каждую неделю, во вторник. Его временное пребывание в городе ограничивается двумя днями и только, но чтобы проникнуть в пентхаус не требуется двух дней. Достаточно всего двух минут.

Великий Гуру недавно купил себе новый автомобиль: Nissan Patrol последней модели в полной комплектации. У Гуру было несколько счетов в банке, которые для него завёл Кисель, и с которых в любой момент можно было снять необходимую сумму в три миллиона рублей. Чтобы его нельзя было засечь через кредитную карту, Великий расплачивался исключительно наличными, где бы ему ни пришлось это делать. Итак, автомобиль Гуру направлялся к жилому комплексу «Воробьёвы горы», что на Мосфильмовской улице, новая машина была куда просторнее предыдущей и куда вместительнее. На заднем кожаном сиденье лежал карбоновый чемоданчик. Солнце светило сквозь лобовое стекло, Великий Гуру слегка поправил солнцезащитные очки.

Преодолев пробку на Мосфильмовской улице Великий подъехал к «Воробьёвым горам». Оставаясь внутри машины, он сделал один звонок по мобильнику Nokia 1280. Через полминуты ворота на территорию комплекса открылись. Гуру заехал на подземную парковку самой высокой башни жилого комплекса. Вокруг не было ни души. Никто не видел наёмного убийцу, лишь камеры пристально следили за ним, но он точно знал, где находится каждая из них и потому разработал маршрут передвижения по всему зданию. Гуру взял с заднего сиденья чемоданчик, поправил тёмные очки, надел латексные перчатки и, накинув лёгкий, длинный плащ без подкладки, вышел к лифту.

Войдя в лифт, Гуру нажал кнопку первого этажа. Выйдя в холле, он проскользнул к двери на лестницу и поднялся по ней ещё на один этаж. Там он снял плащ и надел две кожаные кобуры на уровень груди, достал из чемоданчика пистолеты и запасные магазины, и закрепил всё это на себе. Потом Великий Гуру вернулся в холл и подошёл к невысокому человеку в кожаном пиджаке. Тот стоял в холле, будто кого-то ждал, но на самом-то деле это был никто иной, как охранник наркоторговца. Гуру тихо подошёл к нему и прошептал.

Я от Дуплета.

Охранник кивнул в ответ и пригласил Гуру к лифту. Они зашли внутрь и дверь закрылась. Охранник косо поглядывал на Гуру. Тот незаметно нажал кнопку сорок шестого этажа, где находился пентхаус и сорок третьего, где первый пункт плана должен быть приведён в исполнение быстро и холоднокровно. Гуру расстегнул плащ. И приставил пистолет к виску охранника.

Открой рот. Спокойно проговорил Великий Гуру. Молчи.

Охранник открыл рот, а Гуру вставил ему в рот глушитель Беретты. Они вышли на сорок третьем этаже. Осторожно осматриваясь, Гуру повёл охранника на лестницу. Потом он достал из кармана плаща носовой платок и запихнул его в рот своей жертвы, чтобы кровь не разбрызгалась вокруг. Потом выстрелил в носовой платок под углом, чтобы пуля попала в мозг. Тело охранника повалилось на пол, но Гуру подхватил его и потащил к лифту. Там Гуру прислонил тело к задней стенке лифта, положил чемоданчик ему под ноги и взял его рацию.

Я уже поднимаюсь, дружок. Зловеще прошептал Гуру в микрофон рации.

Он нажал на кнопку двадцать пятого этажа и направился к лестнице.

Наркоторговец лежал на кожаном диване посреди гостиной в пентхаусе. Только два дня в неделю он мог вот так побыть в комфорте, остальные пять дней он жил в Ярославле, пусть и в большой и удобной квартире, но там не так хорошо как здесь. Наркоторговец смотрел в огромное окно. Солнце садилось за край веранды. На часах половина десятого. Завтра очень важный день, продать десять килограммов первосортного кокаина местному дилеру, самому крупному и влиятельному дилеру в России. Спокойствие. После долгой поездки и московских пробок наркоторговец уже почти полностью расслабился, но неожиданный звук из рации внезапно и очень сильно испортил ему настроение.

Всем на позиции! Наркоторговец вскочил с дивана и бросился к своей охране. Сюда кто-то поднимается, быстрее, быстрее!

Охранники побежали к лифту. Один вышел на лестницу. Он зря это сделал. Впрочем, как и все остальные. Как только лифт остановился, два охранника нацелили на него дула пистолетов-пулемётов, а третий навёл на двери лифта дробовик Ithaca-37. Дверь лифта, медленно, легко и плавно отъехала в сторону. Охрана открыла огонь. Восемнадцать пуль и двадцать картечин в безжизненном теле. Телохранители прекратили стрелять.

Он убил Алекса. Прошептал наркоторговец и, немного помолчав, прикрикнул, - а теперь убейте этого говнюка, чёрт его дери!

Телохранители ринулись к лестнице. Там никого не было. Вдруг откуда-то сверху свесился труп. Охрана наркоторговца немедленно обстреляла его. Это был телохранитель первым выбежавший на лестницу. Перезарядив пистолеты-пулемёты Kimel AP-9, охрана немного отступила вглубь пентхауса. Третий телохранитель нервно вставлял патроны в подствольный магазин дробовика. Оправившись, два охранника побежали вниз по лестнице, но упали с пулевыми отверстиями в головах. Дробовик выстрелил в сторону лестницы и выпал из рук телохранителя на пол. Гуру вошёл в пентхаус и тихо закрыл за собой дверь.

Наркоторговец схватил пистолет-пулемёт Ruger MP-9 и побежал в сторону веранды. В коридоре, единственном узком месте пентхауса, погас свет. Наркоторговец с ужасом обнаружил, что замок двери в гостиную заклинило. Теперь из коридора можно выбраться, только вернувшись к лестнице. Наркоторговец запаниковал, но вдруг ему в голову пришла мысль. И он расстрелял дверной замок. Послышались выстрелы и крики. Остатки охраны умерли. Открыв дверь в гостиную, наркоторговец направил дуло Ругера в дверной проём. Никого. Наркоторговец побежал на веранду. Теперь враг может подойти только со стороны гостиной, а тут его легко расстреляет наркоторговец. Или нет. Всё-таки нет. На веранде был маленький закуток, скрытый от глаз её невнимательных посетителей. Оттуда-то и вышел Великий Гуру. Он направил на торговца пистолет и знаком велел бросить пулемёт.

Пошли в гостиную, спокойно проговорил Гуру.

В гостиной Гуру спросил у торговца, что тот знает о Викторе Марецком, тот ответил, что достаточно. Гуру, конечно, изучил досье Марецкого вдоль и поперёк, но ничего кроме биографических фактов оно ему не дало.

Запиши всё на какой-нибудь бумажке. Гуру был краток.

Наркоторговец быстро отыскал какую-нибудь бумажку и написал на ней всё, что знал, а знал он достаточно. Он был дико напуган, поэтому писал быстро и не слишком разборчиво. Гуру вынул из внутреннего кармана плаща бутылочку со спиртом и залил её в кейс с полусотней пластиковых пакетов кокаина. Достал зажигалку и поджог.

Эй! Крикнул торговец. Ты совсем обалдел? Мне эту наркоту ещё продавать!

Не думаю, что тебе ещё придётся это делать.

Великий Гуру взял бумажку у наркоторговца и повёл его на веранду. Там Гуру лёгким движением руки скинул торговца вниз. С криками торговец быстро пролетел почти сто пятьдесят метров и спикировал на дорожку перед башней, где с треском и хлюпаньем разбился о брусчатку.

Гуру спустился на парковку незаметно для всех. Там он сел в машину и аккуратно, но быстро поехал от жилого комплекса. Ему навстречу мчались автомобили скорой помощи и полиции. Гуру включил встроенную звуковую систему.

Заиграла песня Стинга «Fragile».

Впереди у Гуру много работы. Марецкий давно не получал пулю в голову. А швейцарец, если встанет на пути тоже может её получить.

На небе пылал закат. Дорога была пуста, как и оба магазина пистолетов Beretta 92FS.

«Lest we forget how fragile we are», - раздавалось из магнитолы.

 

Автор - Даниил Макаревич






 
 



Уважайте авторов, не копируйте матриеал без ссылки. Майкл Студиос 2007—2016. Правила публикации наших материалов. Изложить свои мысли